Матиос ставит под угрозу независимость адвокатов, — Соколовская

17 октября 2016 - 22:51 348
Facebook Twitter Google+
Адвокат Оксана Соколовская подала в суд на Главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса за заявление, сделанное им в эфире «Громадського радио». 17 октября было первое заседание по этому делу

Адвокат Оксана Соколовская рассказывает об иске и первом заседании.

Ирина Ромалийская: За какую именно фразу вы судитесь?

Оксана Соколовская: Фраз было много, в том числе относительно уголовного производства в отношении меня, которое было сфальсифицировано ГПУ вместе с Прокуратурой Киевской области.

Ненадлежащим образом мне было предъявлено подозрение в нанесении тяжких телесных повреждений.

Ирина Ромалийская: Тогда мы говорили о деле ГРУшников России Александра Александрова и Евгения Ерофеева. Оксана Соколовская защищала Евгения Ерофеева. Комментируя это дело, Анатолий Матиос перешел на дело, которое было возбуждено в отношении самой Оксаны Соколовской. Сегодня было первое заседание.

Оксана Соколовская: Мой иск был подан практически непосредственно после того эфира в Соломенский районный суд Киева (главная военная прокуратура находится в Соломенском районе), который несколько раз отправлял мне иск в связи с якобы неподсудностью ему этого дела. С третьего раза к рассмотрению иск принял Печерский районный суд. Сказать, что сегодняшнее заседание было информативным, сложно. Главный военный прокурор даже не удосужился выдать надлежащим образом заверенную доверенность на представителя. Он направил в суд прокурора с главной военной прокуратуры.

На это обратила внимание и судья. Логично, что любой работник главное военной прокуратуры, будучи под руководством Матиоса, заинтересован в результатах рассмотрения дела. В данном случае, по моему мнению, на лицо коррупция в чистом виде со стороны Главного военного прокурора.

Ирина Ромалийская: Прокурор как частное лицо может представлять интересы другого частного лица.

Оксана Соколовская: Не в этом случае. Было поручительство от имени Генеральной прокуратуры Украины.

Анастасия Багалика: Что будет дальше происходить в деле?

Оксана Соколовская: Заседание перенесли. Суд обратил внимание на доверенность, которая была выдана без соблюдений норм гражданского права. Ждем надлежащего оформления доверенности либо надлежащего представителя на следующем заседании. Я изъявила желание непосредственно лично задать вопросы товарищу Матиосу. Кроме него, никто не владеет информацией по этому делу так глубоко, как он. Буду впредь ходатайствовать об обязательном участии Матиоса.

Ирина Ромалийская: Мы связались с Матиосом с просьбой выйти с нами на скайп-связь или телефонный разговор. Он отказался, сказал, что у него много работы.

После сегодняшнего заседания мне удалось связаться с Александром Климовичем, военным прокурором, который представляет интересы Матиоса в этом процессе. Он сказал: «Вважаємо, що фактичні обставини справи, викладені у зазначених позовних заявах адвоката Соколовської про захист честі, гідності, ділової репутації, спростування інформації, стягнення моральної шкоди не підтверджені належними достатніми та допустимими доказами.

Позивні вимоги є юридично неспроможними, оскільки пред’явлені не до належних суб’єктів та відповідно сформульовані некоректно, у зв’язку з чим вважаємо, що задоволення вказаних позивних вимог в рамках цивільно-процесуального законодавства не є можливим. Саме цю позицію і будуть обґрунтовано відстоювати відповідачі у цьому процесі.

Водночас я особисто не виключаю імовірності, що вирішальним у зверненні з цими позивними заявами до суду була не тільки можливість таким чином захистити свої порушені, на думку позивача, права, а й вірогідна можливість таким чином привернути увагу до своєї професійної діяльності шляхом висвітлення самого факту звернення з таким позовом до суду у соціальних мережах та ефірах ЗМІ».

Вас фактически обвиняют в том, что вы хотите пропариться?

Оксана Соколовская: Все мои выступление по делу Ерофеева, которые были не в пользу военной прокуратуры, неудобны главной военной прокуратуре.

Матиос, говоря подобные вещи в эфирах, ставит под угрозу независимость нашей профессии. Дабы исключить давление на адвокатов, я убеждена, что каждый адвокат обязан обращаться с подобными исками к этим лицам. Если мы не будем регулировать этот процесс, мы придем к тому, что у нас будет авторитарный режим.

Анастасия Багалика: Вы считаете, что все, что говорил Матиос в эфире «Громадського радио», связанно с давлением в деле ГРУшников?

Оксана Соколовская: Конечно.

Ирина Ромалийская: Вам известно, что с вашим подзащитным Евгением Ерофеевым?

Оксана Соколовская: Он жив, здоров, на свободе. Мы — не близкие друзья, чтобы поддерживать связь, но я знаю, что с ним все в порядке. Были проведены дополнительные медицинские вмешательства, потому что посчитали, что ненадлежащим образом предоставили медицинскую помощь на территории Украины.

Я с ним общалась, наверное, еще в июне.

Анастасия Багалика: Чего вы требуете в деле о защите чести и достоинства?

Оксана Соколовская: Денежная компенсация — вопрос второстепенный. 100 тысяч гривен. Возможно, в случае отсутствия этих высказываний, я бы могла большему количеству клиентов предоставить юридическую помощь. Основное исковое требование — опровержение у вас же в эфире и публичные извинения передо мной.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.