Механизма для восстановления моста в Славянске пока нет, — нардеп Рябчин

10 февраля 2016 - 15:46
FacebookTwitterGoogle+
Говорим с членом межфракционного объединения «Еврооптимисты» Алексеем Рябчиным, который утром вернулся из поездки по Донбассу с группой народных депутатов

Андрей Куликов: Какое ваше самое большое впечатление от поездки на Донбасс?

Алексей Рябчин: Самое большое впечатление — это реакция моих коллег по парламенту, людей которые у власти первый год.

Мы представляем межфракционное объединение «Еврооптимисты». Были ребята, девчата, которые впервые побывали на Донбассе. Их впечатления для меня стали самыми приятными из поездки.

Я им все уши «прожужжал» о Донбассе, о проблемах, которые там существуют. Я мог говорить предвзято, так как я сам оттуда. Но люди получали подтверждение моих слов, видели, в каких условиях живут украинцы. За полтора года власть не позаботилась о разрушенных домах, мостах.

Громада Дружковки борется с проявлениями сепаратизма у местных властей. К нам засылали титушек, которые пытались сорвать нашу встречу.

Ты заходить в полный зал, где все кричат «Слава Украине!» и поют гимн.

Местная громада нам говорит, найдите в зале ВРУ депутата Омельяновича, который от нас избирался, а мы его никогда не видели.

Там очень активная и сильна громада.

Наталка Соколенко: Какой маршрут у вас был?

Алексей Рябчин: Мы приехали в первый день на Луганщину, в так называемый «модельный округ Светланы Залищук». Есть программа «Рада», и при помощи средств США там формируются новые отношения депутатов и населения. Это тестовый проект, который состоит из 7 округов по всей Украине. Взаимодействие людей и депутатов происходит в формате виртуальной приемной. Это новое качество парламентаризма.

Потом мы поехали на Донеччину. Были в Славянске, посмотрели поселок Семеновка, который разрушен и до сих пор не восстановлен.

Мы поехали на гору, где ожидали увидеть вышку, которая бы перекрывала всю Донецкую область. Нам ее обещало министерство информационной политики. Там до сих пор стоит маленькая вышечка, которая покрывает радиус в 20 километров.

Потом мы поехали по местам трагической боевой славы. Все плакали, когда волонтеры рассказывали, как они кормили, помогали и хоронили наших бойцов.

Встречались в трема ВУЗами в Краматорске, губернаторами, местными активистами.

Наталка Соколенко: Мост в Славянске до сих пор не восстановлен. Может у украинской власти есть сомнения, что город удастся удержать?

Алексей Рябчин: Для меня этот мост — символ. Я с картинкой этого моста езжу по всем странам. Я говорю, вот почему люди не чувствуют там украинскую власть. Когда ты не можешь в центре города поменять окна, когда ты не можешь сделать этот мост, о чем можно говорить?

Уже есть и гранты, но все упирается в бюрократию. Нет лидера, который будет пробивать эту стену. Если бы были люди,  для которых это дело чести — тогда все бы менялось. Но это не есть приоритетом для нашей власти. У меня и к себе много претензий. Нужно бороться за сердца людей, а не за территории.

Андрей Куликов: Депутаты из «Оппозиционного блока» с вами ездили?

Алексей Рябчин: Они не входят в наше объединение «Еврооптимисты».

Когда мы встречались с губернатором, после нас у него была встреча с депутатами. Нам губернатор говорил, что он рад с нами встречаться, так как мы не лоббируем должности, а действительно хотим помочь.

Мы собрали обращения граждан, проекты законов. Вчера в поезде распределили, кто и за что будет отвечать.

Андрей Куликов: Вы встречались и с Жербивским, и с Тукой? Расскажите об отличиях между Луганской и Донецкой областями?

Алексей Рябчин: К сожалению, Луганская область — самая депрессивная в Украине. В Донецкой области хоть что-то выделялось, хоть и воровалось многое. Мы попали в заповедник Советского Союза.

Тука более харизматичный, волевой. Он борец. У него есть качественные замы, который разбираются с бюрократией.

Жебривский знает бюрократию, он более опытный.

Многие отмечали патернализм у людей. Люди просят больше от государства.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.