Слушать

«Международный конфликт» вместо «АТО» — единственный механизм освобождения пленных, — юристка

14 марта 2017 - 19:53 243
Facebook Twitter Google+
«В случае признания событий на Донбассе международным военным конфликтом вступают в силу гарантии для людей, которые находятся в неволе», — говорит юристка

Гостья эфира — юристка Центра стратегических дел Украинского Хельсинского союза по правам человека, координатор проекта «Узники войны» Алина Павлюк.

Ирина Сампан: Не только политзаключенные попали в ваш фокус?

Алина Павлюк: Мы также занимаемся пленными, погибшими на востоке Украины, пропавшими без вести (военными и гражданскими), мирным населением, пострадавшем в ходе обстрелов, которому был нанесен физический и материальный ущерб. Для мирного населения есть отдельный проект.

Ирина Сампан: Насколько я поняла, правозащитники разработали механизм по возвращению этих людей на подконтрольную Украине территорию.

Алина Павлюк: Да, это позиция Украинского Хельсинского союза по правам человека и «Медийной инициативы за права человека».

Сейчас нет масштабных эффективных обменов, нет закрепленного механизма на государственном уровне.

Пленные становятся предметом торга в рамках политических вопросов, переговоров в Минске.

Основная наша идея состоит в том, чтобы разделить политические и гуманитарные вопросы в рамках переговоров. Кроме того, вопросы Крыма и политзаключенных вообще не рассматриваются в рамках «Минска». Основной аргумент — данная категория людей не является предметом Минских договоренностей. Крым как таковой не является предметом Минских договоренностей.

Мы не отбрасываем «Минск» как таковой. Главное — выделить с минского формата гуманитарные вопросы. Платформа может быть одна и та же, но суть, ход переговоров, правовое регулирование должны быть совершенно другими.

Сергей Стуканов: Как противоположная сторона, Россия, представители так называемых ОРДЛО, реагирует на инициативы вывести это отельным вопросом?

Алина Павлюк: Важно понимать, что у нас происходит вооруженный конфликт. Международные организации признали, что в Крыму происходит международный конфликт. Сторонами являются Украина и Российская Федерация. Насчет Востока Парламентская ассамблея Совета Европы и Международный уголовный суд говорят, что у нас смешанный конфликт. Вопросы международного или национального вооруженного конфликта еще в процессе доказывания. Мы исходим из того, что у нас на Востоке тоже международный конфликт. У нас, по сути, война между Украиной и Российской Федерацией. Представители ОРДЛО не должны рассматриваться как сторона переговоров.

Сергей Стуканов: Вы сказали, что РФ рассматривает заложников как инструмент давления на Украину.

Алина Павлюк: Да. Следует отметить, что в формате минских переговоров Россия отбрасывает любые притязания насчет рассмотрения ее как стороны конфликта, она не признает свое участие. В этом случае Украине стоит занять жесткую позицию, потому что у нас война, международный вооруженный конфликт.

Украине стоит следовать тому, что представители ОРДЛО действуют от имени РФ. За их действия несет ответственность РФ. Шаги давления на нее стоит искать на международном уровне через сообщества и международных авторитетов. Вполне логично будет вводить такие переговоры.

Ирина Сампан: У нас есть пример Надежды Савченко. Ее освободили этим же давлением. Но она еще голодовала. Не каждый политзаключенный может так выбороть себе свободу. У Кольченко и Сенцова ситуация похожа, но они имеют российское гражданство. Сущенко имеет украинское гражданство, но к нему нельзя применить формулу освобождения Савченко. Почему?

Алина Павлюк: Обмены Савченко, Афанасьева, Солошенко — это точные обмены. В каждом случае подбиралась отдельная схема. Сенцов и Кольченко считаются гражданами Российской Федерации. По процедуре возвращения на территорию Украины для отбывания наказания они не могут пройти, потому что являются гражданами РФ. Основная проблема в том, что нет площадки, которая бы позволила обсуждать эти вопросы. В Украине нет единого ответственного органа, который бы отвечал за вопросы политических узников, людей, которые заключены в Крыму по политическим мотивам.

Ирина Сампан: У правозащитников есть видение возвращения Сенцова и Кольченко в Украину?

Алина Павлюк: О конкретных механизмах говорить сложно. Необходимо прорабатывать отдельные ситуации. Надо исходить из поддержки государства.

Ирина Сампан: А по Роману Сущенко?

Алина Павлюк: Это отправка в Украину для отбывания наказания.

Ирина Сампан: Какие концепции вы представили на пресс-конференции, которая прошла сегодня?

Алина Павлюк: Мы представляли общую концепцию о возвращении граждан Украины с неподконтрольных территорий. Она делится на несколько разделов. Мы оговаривали общие принципы. Это принцип уважения прав человека, гуманности. Также мы говорим о квалификации конфликта. Украина должна признать на государственном уровне, что у нас происходит международный вооруженный конфликт, а не АТО, которое ограничивает возможности защиты прав наших граждан, суверенитета.

Сергей Стуканов: Если будет признано, что это международный конфликт, какие дополнительные инструменты это даст для освобождения пленных?

Алина Павлюк: За неисполнение норм международного гуманитарного права любую сторону можно привлечь к ответственности. Международный уголовный суд будет иметь более широкие полномочия. В этом случае вступают в силу гарантии для людей, которые находятся в неволе. Военные, которые были захвачены в ходе боевых действий, становятся военнопленными. Гражданские становятся заложниками. Согласно норм международного гуманитарного права гражданских нельзя брать в плен, это преступление.

Сергей Стуканов: За три года РФ продемонстрировала, что она сквозь пальцы смотрит на все международные принципы. Как заставлять Россию исполнять все, что она должна исполнять согласно международному праву?

Алина Павлюк: Есть два довольно важных момента. Во-первых, нам не нужно идти путем России. Если мы позиционируем себя как демократическое государство, то мы должны действовать в соответствии с нормами международного права.

Во-вторых, РФ расследует преступления, совершенные на востоке Украины. Следственный комитет РФ раз в неделю или в две недели публикует на сайте информацию о том, что были вынесены заочные приговоры украинским военным, которые обвиняются в нарушениях правил ведения войны на востоке Украины. Как может государство, которое якобы не вовлечено в конфликт, расследовать преступления, совершенные не ее гражданами, не на ее территории, не против ее граждан?

Сергей Стуканов: Если на наших свободных территориях начнется активная кампания по тому, чтобы делать этот кейс более известным, это может помочь?

Алина Павлюк: Практика показывает, что любая адвокационная кампания не увеличивает и не уменьшает ценность определенного пленного. Все вопросы сводятся к «Минску».

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.