Слушать

Минирование обочин на Донбассе: были случаи, когда люди подрывались и гибли

13 марта 2016 - 21:48 176
Facebook Twitter Google+
Полгода длился мониторинг ситуации на контрольных пунктах въезда-выезда «Зайцево» и «Новотроицкое». Первый пункт в списке проблем — минирование

andriy_bogdanovych_0_0.jpg

Андрей Богданович «Громадське радио»
Андрей Богданович

О результатах прошедшего мониторинга и планировани нового рассказывает глава «Фундации 101» Андрей Богданович.

Валентина Троян: Первый пункт — минирование обочин. Насколько это серьезно?

Андрей Богданович: Наша организация около полугода мониторила ситуацию на контрольных пунктах «Зайцево» и «Новотроицкое». Мы начали еще с сентября 2015 года с КП «Зайцево» в пилотном режиме. Потом отработали методологию и начали мониторить «Новотроицкое». До января 2016 года наши мониторы каждый день находились на контрольных пунктах. И постоянно следили за соблюдением прав человека, за тем, как общаются сотрудники проверяющих органов с людьми. Все нарушения фиксировали и обращались по поводу их в соответствующие органы. Первый этап проекта завершился.  Мы подвели итоги и выявили ряд проблем, которые, по нашему мнению, требуют скорейшего разрешения.

Основное – это минирование обочин. Если говорить о «Новотроицком», то участок дороги до «нулевки», до нулевого блокпоста, за которым находятся неконтролируемые территории, она заминирована. Люди, которые ожидают в очереди, едут с оккупированной территории или назад по этому участку.  Там отсутствуют туалеты, люди останавливаются по физиологическим потребностям. Если они сойдут на обочину, могут погибнуть. Те таблички, которые установлены, маленькие. Некоторых не видно. По нашему мнению, этого недостаточно, чтобы предупредить об опасности.

Алексей Бурлаков: Как вы это определяете?

Андрей Богданович: Были случаи, когда люди подрывались и гибли. Также мы замечали, что мало табличек.

Наши мониторы не являются специалистами в разминировании и не могут сами выявить, находятся ли там какие-то опасные устройства.

Мы обратились в погранслужбу, в ВСУ и в центр АТО, а также в Донецкую областную военно-гражданскую администрацию. Нам приходили перенаправления с одного органа в другой.

Валентина Троян: Насколько я знаю, в работу ваших мониторов вмешиваются и даже пытаются прекратить ее.

Андрей Богданович: Когда мы только начали работу, все было нормально. Очень активно сотрудничала погранслужба. Потом был случай, когда один из сотрудников пограничной службы проезжал через контрольный пункт и увидел припаркованную машину, заметил, что водителя нет и ножом порезал колеса. Человек вернулся, вызвал полицию, но пограничник с помощью угроз заставил отказаться его от претензий. Мы этот факт зафиксировали и написали жалобу. Потом ночью порезали палатку, в которой работали наши мониторы.

Через какое-то время приезжала проверяющая группа из центра АТО. Они увидели нашу палатку и сказали передвинуть ее метров на 100 от контрольного пункта, а на следующий день запретили нам доступ до контрольному пункту. Аргументировали устным распоряжением кого-то из руководства. Мы написали в разные органы и, что интересно, получили совершенно разные ответы. Из одного ответили, что это было просто предложение передвинуть. Кто-то ответил, что вообще такой ситуации не было. А кто-то написал, что на тот момент просили передвинутся.

Сейчас мы хотим мониторить все 5 пунктов, которые на данный момент работают. Будем обращаться во все органы, чтобы разрешили продлить мониторинг.

Алексей Бурлаков: Очень часто контрольные пункты останавливают свою работу из-за обстрелов. Ваши мониторы это фиксируют?

Андрей Богданович: В течение всего 2015 года большую часть времени работали только два контрольных пункта. Потому мы их и мониторили. Другие периодически закрывались из-за обстрелов. Один или два раза были ситуации, когда обстреливались «Зайцевое» и «Новотроицкое».

Валентина Троян:  По новой программе предусматривается мониторинг пешего перехода в Станице Луганской?

Андрей Богданович: Мы хотим начать его мониторить его в том числе. Собираемся искать мониторов.

Валентина Троян: Как вы их ищете?

Андрей Богданович: Привлекаем местных, которые живут недалеко. Они лучше знают ситуацию и им удобнее так работать. Мы оставляем объявление на сайте, люди нам пишут. Мы отбираем тех, кто подходит, приезжаем, проводим обучение по тактической медицине. Приезжает также омбудсмен, рассказывает, что является нарушением прав человека, а что нет. После двухдневного обучения они могут приступать к мониторингу. Работа оплачивается.

Валентина Троян: В вашем отчете 8 пунктов. По остальным  КП будете обращать внимание на эти же недостатки?

Андрей Богданович: Это те проблемы, которые мы уже определили.

Алексей Бурлаков: Есть какой-то результат ваших обращений?

Андрей Богданович: По большинству пунктов ничего не решено. Мы принимали участие в парламентских слушаньях, отправили рекомендации в комитет по правам человека. Если это примут к сведению, то будет документ, который невозможно будет игнорировать.

Есть обычная и льготная очереди, в которую попадают те, кто едет с инвалидами, детьми до 1-го года и пожилыми. Люди жаловались, что в льготную очередь можно попасть в 200 гривен, и таксисты проезжают по такой схеме.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.