Минские соглашения позволили Украине усилить позиции, — О. Яхно-Белковская

04 января 2016 - 17:28 1888
Facebook Twitter Google+
Продолжение действия Минских соглашений в 2016 году комментирует политический эксперт Олеся Яхно-Белковская

По словам эксперта, еще осенью 2015 года было понятно, что Минские соглашения будут пролонгированы — тогда появился термин «парижские гарантии», а участники переговоров пришли к выводу о том, что нужно выполнить военную часть соглашений и провести выборы на подконтрольных боевикам территориях.

«Многие, критикуя проведение выборов, забывают о том, что выборы могут пройти только при выполнении ряда условий», — говорит Олеся Яхно-Белковская, отдельно останавливаясь на 4 пункте Минских соглашений, которые предусматривает восстановление работы украинских медиа на подконтрольных боевикам территориях Донецкой и Луганской областей.

Является ли Украина сильной стороной переговоров? «Когда подписывались Минские соглашения, Украина была слабой стороной, эти соглашения были ответом на неспособность Украины дать ответ России. Но Украина за год значительно улучшила свое положение и теперь может не спешить реагировать», — считает Олеся Яхно-Белковская.

Олеся Яхно-Белковская: Есть недоверие к Минским соглашениям. Многие считают, что это способ прихода к миру, хотя понятно, что Минские соглашения — это переходный этап. Во-первых, это способ локализации конфликта, чтобы он не вышел за пределы, которые мы имеем.

А мы знаем, что изначально боевики планировали эти образования как минимум расширить до границ Донецкой и Луганской областей. И в определенном смысле — это дисциплинирование участников переговорного процесса. Поскольку Минские соглашения решают какие-то локальные задачи. Но говоря о пролонгации, понятно, что часть пунктов в принципе нельзя выполнить за короткий период: о выборах или границе, например.

Ирина Славинская: Если мы говорим о Минских соглашениях, то Украина — это слабая сторона? Насколько Украина как участник переговорного процесса результативна в отстаивании своих интересов?

Олеся Яхно-Белковская: Изначально, когда подписывались соглашения, Украина была слабой стороной. Минск-1 и Минск-2 были ответами на отсутствие ресурсов и возможностей Украины каким-либо другим способом реагировать на военную агрессию России.

Но другое дело, что за этот год Украина, я считаю, улучшила свое положение. И теперь Киев может не спешить реагировать. Это вопрос только отношения к гражданам на оккупированных территориях, как сделать так, чтобы облегчить судьбу и жизнь.

И тут Киев настаивает на увеличении и усилении разнообразных гуманитарных миссий. Но подписывать или идти на какие-то уступки, которые выходят за рамки официально Минских соглашений, сегодня нет никакой необходимости.

Потому что, во-первых, вряд ли военный конфликт может возобновиться, это не имеет смысла: военная победа (даже если представить, что Россия опять применит свою технику) не переводится в политическую. Почему дальше не распространились эти настроения?

Потому что, если бы Россия захватила Харьковскую или Днепропетровскую области, эти территории все равно считались бы оккупированными. Это не значит, что Россия переведет это в геополитическую победу.

Татьяна Трощинская: То, что это не конвертируется, это Кремль ощутил?

Олеся Яхно-Белковская: Конечно, это стало понятно, поскольку мы видим, что этического конфликта нет, и политического конфликта нет, потому что рядом находится такая же русскоязычная область, но там никто не воюет и никто не стреляет. И история с Крымом — это так или иначе экономическая ответственность.

Мы видим, что Крым показал: пересмотреть границы — это очень амбициозно, но если у вас нет как минимум экономического ресурса, если вы зависимы от международной системы, вы не самодостаточны. А в XXI веке сила — это не только танки, это прежде всего экономическая модель, современная экономика. Поэтому военную победу очень сложно перевести в политическую.

Татьяна Трощинская: Мы часто пытаемся в рамки политической части Минских договоренностей загнать решение в том числе и гуманитарных проблем…

Олеся Яхно-Белковская: Я думаю, что все, кроме России, участники переговоров настаивают и фиксируют, что миссия ОБСЕ не допускается на оккупированные территории и, прежде всего, на границу, и что нет способствования допуску гуманитарных миссий. Это первый шаг.

Второй шаг — тот или иной формат миротворческой миссии, я думаю, что этот вопрос рано или поздно обретет реальность. Может быть увеличение миссии ОБСЕ, хотя мы видим, что это не работает.

Татьяна Трощинская: Но тут еще и вопрос мандата миротворческих сил. На что они имеет право?

Олеся Яхно-Белковская: В данном случае права человека связывают с элементарной демилитаризацией региона. Потому что сложно что-то отстраивать, когда по ходу оно разрушается. Поэтому восстановление элементарного порядка очень сложно, даже если Россия, условно говоря «сдаст» этот регион, сложно представить, как там навести порядок в условиях наличия разных групп, построения криминальной экономики. Сложно будет самостоятельно навести порядок.

Это второй шаг, я считаю. Во всяком случае, я думаю, что Украина много уделит этому времени, будучи непостоянным членом Совбеза ООН и председательствуя, как это планируется, в следующем году.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.