Слушать

Мне не сложно стрелять в предателей, — замкомбата Грузинского легиона

18 декабря 2016 - 17:26
FacebookTwitterGoogle+
Грузинский легион — одно из иностранных подразделений на Донбассе. За что воюют грузины на востоке Украины?

В студии «Громадського радио» — замкомбата Грузинского легиона Шота Кеделашвили.

Ирина Сампан: Как Грузинский легион очутился на украинской территории?

Шота Кеделашвили: Эта идея возникла в 2014 году, когда в Украине еще был Майдан. Наш командир батальона — президент Федерации смешанных единоборств. Я — вице-президент этой Федерации. В это время в Азербайджане проходил Кубок мира. Когда мы взяли третье место, мы решили поддержать народ Украины. Во время награждения вместе с грузинским флагом мы подняли флаг Украины. Некоторые были удивлены, некоторые были этому не очень рады. Из-за этого у нас возникли небольшие проблемы.

Ирина Сампан: Какие?

Шота Кеделашвили: В соревнованиях участвовали спортсмены, которые поднимали флаг России. Они начали говорить о том, что мы якобы политизируем спорт, а так делать нельзя. Мы ответили, что никто не сможет нам этого запретить, потому что мы чувствуем, что украинский народ находится в тяжелом положении и таким образом выражаем свою поддержку. Из-за этого вскоре мы не смогли пересекать границу Украины. Тем не менее, мы нашли своих единомышленников и приехали сюда. Какое-то время мы были на Майдане. Зная, что такая агрессия уже не единожды была в Грузии, мы начали готовится к войне, обзванивали наших опытных воевавших друзей. Таким образом началась история Грузинского национального легиона.

Ирина Сампан: То есть формировался он уже в Украине, а не в Грузии?

Шота Кеделашвили: Идея появилась в Грузии, но формировать батальон мы начали здесь.

Ирина Сампан: Потом вы поехали на восток в качестве добровольцев.

Шота Кеделашвили: Естественно. Агрессоры занимали уже какие-то административные здания. Это уже была война, хотя люди это так еще не воспринимали.

Ирина Сампан: Было ли у вас дежавю?

Шота Кеделашвили: Все, что происходило в 90-х годах в Абхазии, я видел собственными глазами. То же самое происходило в 2008 году. Репертуар нашего врага не меняется. То, что я увидел в Украине, ничем не отличается от того, что я видел в Грузии.

Я думаю, что Европа почему-то опаздывает. Именно сейчас нужно помогать Украине, чтобы тут не произошло то, что случилось в Приднестровье.

Ирина Сампан: Как вам стрелять в ту строну, зная, что там есть граждане Грузии?

Шота Кеделашвили: Это такие же ополченцы и предатели, как те граждане Украины, которые остались на Донбассе и стреляют в украинцев. Вы же не воспринимаете их как нормальных людей, которые любят свою родину. Мы на Донбассе воюем за правду. Мы защищаем Украину и не нападаем ни на кого. А те люди, которые находятся на стороне ополченцев или России — предатели. Может быть, они являются гражданами Грузии, но гражданство не доказывает того, что ты хороший человек. Для меня не трудно поднять руку или оружие на такого человека. Предатель есть предатель.

Ирина Сампан: Как мирные граждане Грузии относятся к тем, кто воюет за Украину?

Шота Кеделашвили: Народ Грузии понимает, что здесь и сейчас решается судьба Грузии. Грузия — маленькая страна. Каждая война влияет на каждую семью. Народ Грузии хорошо понимает, что грузины, которые воют на Донбассе, защищая Украину, любят свою родину и делают дело, которое не смогли несколько лет назад сделать в Грузии.

Ирина Сампан: В одном из интервью командир «Грузинского легиона» Мамука Мамулашвили сказал, что правительство не хотело хоронить с почестями одного погибшего на Донбассе.

Шота Кеделашвили: Сегодня исполнилось 2 года с момента потери нашего бойца. Тогда я полетел в Грузию в качестве ответственного лица. Не скажу, что по приезду в Грузию у меня были проблемы. Грузинские СМИ объективно освещали то, что произошло в Украине. Конечно, правительство не воспринимает это хорошо. Я написал письмо на имя министра обороны. Он ответил, что этого человека не похоронят, как героя, поскольку он не защищал свою родину, а погиб в другой стране. Этим они показали, что грузинская власть за Россию. Мне это очень трудно говорить, но сейчас у нас довольно пророссийское правительство.

Сейчас в Грузии приняли закон о том, что людям, которые воюют в других странах, при въезде может грозить тюрьма.

Анастасия Багалика: Насколько я понимаю, этот закон будет иметь силу, если домой будут возвращаться те, кто воюют на стороне Российской Федерации.

Шота Кеделашвили: Не факт. Грузинские спецслужбы очень хорошо знают, кто на какой стороне воюет.

Ирина Сампан: У нас принят закон о том, что иностранцы могут воевать в Вооруженных силах Украины. Почему Грузинский национальный легион не хочет войти в состав ВСУ?

Шота Кеделашвили: Грузинский национальный легион уже около 8 месяцев официально находится в составе ВСУ.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.