Слушать

«Мы без России пропадем». Как разгоняют информационные вбросы?

06 января 2017 - 23:05 566
Facebook Twitter Google+
О волне публичных обращений к Президенту Украины с требованием восстановить экономические связи с Россией рассказывает журналистка Галина Скляревская

Буквально перед самым Новым годом журналистка издания «Детектор медиа» Галина Скляревская написала статью «Мы без России пропадем», которая потом имела продолжение, о новой технологии вбросов в украинские медиа. О том, как их создают и разгоняют по информационному пространству страны журналистка рассказала «Громадському радио».

Михаил Кукин: Эта технология, может быть не очень новая, но сейчас мы можем наблюдать ее новый всплеск. Она заключается в том, что находятся, вроде как, реальные люди, директора предприятий, которые создают материалы с требованием восстановить прежде всего экономические связи с Россией.

Галина Скляревская: На самом деле на сегодня я нашла единственного реального человека, который действительно обращался с публичным призывом от имени коллектива своего завода, включая весь коллектив, который стоял на заднем фоне. Это директор небольшого предприятия в Днепропетровской области, которая производит спортивное оборудование. Оно называется «Vasil».

Видеозапись этого обращения, которое сейчас удалено с сайта, есть в свободном доступе. К сожалению, директор отказывается от комментария. Это было одно из целого ряда обращений. Но большинство из них, насколько я понимаю, фейковые, то есть многие директора даже не знали о том, что от имени их предприятий кто-то разместил какое-либо обращение.

Эта волна началась еще в сентябре, до этого была артподготовка, высказывались мысли о том, что у нас экономический коллапс, и без России мы не выживем. Она велась со стороны депутатов, в основном, вне фракционных либо «Опоблока». Их было порядка 20-ти. Я все не смогла найти, но в российских медиа, которые это активно освещали было подсчитано, что их 20. Я нашла 17. И только один из них совершенно точно был реальным и записанным. И этот человек, как потом выяснилось, возглавляет «Украинский выбор», то есть партию Медведчука по Днепропетровской области.

Михаил Кукин: Я помню, эту технологию применяли еще в позднекучмовские времена, когда боролись с будущим президентством Ющенко. Придумывался некий тезис, который, возможно, озвучил какой-то депутат, но он на самом деле его не озвучивал. Информация об этом размещалась на каком-то малоизвестном интернет-ресурсе, который ради этого очень часто и создавался, а потом через неделю закрывался. Но большие каналы по темникам, присланным из Администрации Президента, распространяли этот тезис со ссылкой на ресурс. Потом этот депутат не очень-то пытался это опровергать, но все же говорил, что не имеет к этому никакого отношения.

Галина Скляревская: Сама по себе идея такого вброса, разумеется, не нова. Так устроены, в принципе, любые вбросы. Но в данном случае это массированная атака, устроена очень коротко по времени. Сейчас она длится 3 месяца, фактически, самые активные ее периоды были в сентябре и октябре.

Во времена Кучмы в целом идея бесконечной дружбы с Россией не укладывалась во временные рамки и длилась ровно столько, сколько он был президентом, столько этот тезис был актуален. В данном случае речь идет о том, что это перешло в стадию публичных петиций. Речь уже не идет о заявлениях каких-то отдельных депутатов, хотя и они там тоже присутствуют. Сейчас создается некое видение общественного мнения так, как в газету «Комсомольская правда» или еще куда-нибудь во времена Сталина бесконечно писали какие-то безымянные колхозницы, которые обращались с требованием немедленно лишить, к примеру, звания народного поэта Советского Союза Пастернака или кого-угодно.

Оно так явно и выглядит, потому что это впервые, я думаю, в Украине вдруг повеяло таким махровым «совком». И это стало четко видно, можно было даже проследить эту схему, что я и сделала. Я ведь сначала увидела одно-единственное обращение одного завода, и это меня очень удивило.

Михаил Кукин: Давайте будем откровенны у нас действительно много предприятий, которые были экономически ориентированы на Россию и, возможно, их руководители и даже коллективы огорчены разрывом этих связей.

Галина Скляревская: Я звонила, для того чтобы проверить, насколько эти петиции реальны и только 2 из 6 заводов были готовы говорить о том, что они очень сильно зависимы от России и пострадали от разрыва экономических связей с ней. Это оба харьковских завода, у которых понятные близкие связи с Белгородом, и там действительно ситуация такова. Они не хотят это комментировать публично, но говорят, что такого заявления не делали.

Михаил Кукин: Как все-таки распространялись такие заявления: через специально созданные сайты-однодневки, так называемые «сливные бачки»?

Галина Скляревская: Часть из них была размещена на быстро созданных сайтах этих же предприятий. На самом деле у этих предприятий сайтов никогда не было. Особенно это удивило племенной завод кукурузы, которые разводят семена. То же самое касалось рыбного завода консерв, который закрылся еще до Майдана.

Все сайты были созданы буквально за несколько дней до размещения этих петиций. В некоторых случаях обращения сразу размещались на небольших «сливных бачках», и даже на больших, если, к примеру, говорить об одесском «Таймере», который является скандальным СМИ. Но они, например, размещали, во-первых, всю цепочку этих заявлений, а, во-вторых, именно на их сайте появились 2 или 3 публикации без указания источника этих обращений. То есть, фактически, они сразу были заготовлены и размещены у них.

Я обратилась в письменном виде к руководству сайта «Страна.UA», который единственный разместил часть этих обращений с плашкой «реклама», тем самым заявив, что это было сделано за деньги, сославшись, на закон «Об информации», который предусматривает что, если информация важна для общества, то мы можем попросить, открыть информацию о том, кто заказчик. Уже прошло 2 недели, но, к сожалению, мне пока что не ответили. Я надеюсь, что все-таки руководство как-то на это отреагирует. Мы сделаем еще один запрос, а далее пойдем правовым путем, для того чтобы понять, кто именно заплатил за размещение этой информации на сайте.

Хотелось бы понять, в чью пользу эта джинса, потому что речь идет о вмешательстве в государственную политику.

Михаил Кукин: И тут мы подходим к продолжению вашей статьи, которая называется «Люди из команды Медведчука причастны ко вбросам «Мы без России пропадем».

Галина Скляревская: В первую очередь, это касалось завода «Vasil», о котором я говорила. Я обратила внимание на то, что у самого Медведчука в его блоге, еще когда я писала первую статью, было очень подробно перечислено, какие предприятия делали такие обращения, и как минимум два из них абсолютно точно фейковые. Люди опровергли лично мне на диктофон подписание этих петиций и создание подобных обращений к президенту.

Возможно, Медведчук пользуется общими источниками информации и нашел их так же, как и я. Но в целом, это уже тогда навело меня на эту мысль. Потому что такого рода высказывания делаются многими людьми, например, тем же Фирташем, у которого здесь бизнес, и Пинчуком теперь уже. У Медведчука, насколько я понимаю, нет бизнеса в России, он просто продвигает идею единения с Россией.

Михаил Кукин: Зато у него там есть кум.

Галина Скляревская: Да. Возможно, это не прямая рука Кремля. У нас нет доказательств, что это какой-то план, разработанный в Кремле, но люди, которые близки с Кремлем, явно как-то участвуют в этом вбросе.

Но меня поразил еще тот факт, насколько подробно эти фейковые петиции обсуждались и последовательно публиковались в российских СМИ. Опять же, можно сказать, что это их интерес доказать своим читателям, что в Украине все тот же народ, все те же братья, но, с другой стороны, если мы знаем, что у нас, в украинских СМИ это размещается за деньги, то в России эти публикации выходят на сайтах ТАС, «РИАновости», «Лента.RU» и странно предположить, что они это делают совершенно бескорыстно, из любви к братскому украинскому народу. Предполагаю, что им тоже платят. А это гораздо большие деньги, чем разместить у нас на «сливных бачках».

Алена Бадюк: Насколько этот месседж, что Украина в экономическом плане не выживет без России, поддерживается экспертами, которые выступают в эфирах информационных телеканалов?

Галина Скляревская: Я, к сожалению, совершенно не экономист и не слежу за экономической ситуацией в Украине. Разумеется, Украина потеряла большой рынок, многие предприятия, я уверена, терпят убытки, но я не вижу принципиальных изменений за последний год, чтобы так обостренно это вдруг всплыло. Если бы массово закрывались предприятия, были серьезные сокращения — это было бы одно. Насколько я поняла, некоторые из тех предприятий, которые якобы обращались, уже давно вообще не работали без всяких влияний со стороны санкций и всего остального. Некоторые из них, например, Харьковский хлебзавод по определению не мог работать с Россией в каких-то масштабных объемах, потому что у него локальный рынок.

Михаил Кукин: У вас перед Новым годом вышла еще одна статья, которая называлась «Не Кобзон, так ополченец: канал «Интер» снова готовит сюрприз зрителям в новогоднюю ночь». Сюрприза не было. Все, что должен был озвучивать ополченец, российский актер, который играл в НТВ-шном сериале ополченца «ДНР», был вырезан из эфира. Как вы считаете, это звенья одной цепи?

Галина Скляревская: Пользуясь своими внутренними источниками, если им можно доверять, у меня есть информация, что канал «Интер», просто не проверял главного героя на его политические взгляды. Он довольно популярный актер в России и, очевидно, в Украине тоже, потому что он играл в каких-то бесконечных «Елках», которые смотрят и тут, и там.

Михаил Кукин: То есть это все-таки не «зрада»?

Галина Скляревская: К сожалению или к счастью, нет. Это люди, которые абсолютно безответственно подошли к выбору главного героя. Но СБУ очень быстро отреагировала на это.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.