Слушать

Мы не должны отдавать «Евровидение-2017» России, — музыкант Богдан Буткевич

19 мая 2016 - 07:41 1047
Facebook Twitter Google+
«Евровидение» никто не заставляет проводить за государственный счет. Если вы плохие менеджеры и не можете привлечь средства — наймите людей, которые найдут эти миллионы долларов, — Богдан Буткевич

В студии музыкант и журналист Богдан Буткевич, с которым говорим о музыке, «Евровидении» и новом сингле его группы «SWEETLO», концерт которой состоится 19 мая.

Дмитрий Тузов: А мы сделали для себя открытие: очень много современной украинской музыки делают люди из Донбасса.

Богдан Буткевич: Донбасс мне чем-то напоминает Скандинавию с точки зрения музыкального восприятия. Чем известна Скандинавия, кроме поп-музыки, вроде «ABBA»? Классной школой тяжелого металла. А на Донбассе воздух дышит тяжелым металлом. И мне очень не нравилось то, что в последние лет десять на Донбассе была большая экспансия русского рэпа. Многие талантливые ребята начали думать, что самовыражаться можно только в этом стиле, но в последнее время выросло количество качественных тяжелых команд оттуда, например «Fontaliza», «Sinoptik».

20 315ce5-9088-4f9b-a7b1-2a15fea97a41.jpg

Богдан Буткевич // «Громадське радио»
Богдан Буткевич

Дмитрий Тузов: Вы подметили засилье русского рэпа на Донбасс, а я почему-то вспомнил фразу о том, что сначала приходит Иосиф Кобзон, а потом агрессоры с автоматами. Как Вы считаете, здесь та же тенденция?

Богдан Буткевич: 100%. Проблема не в том, что кто-то слушает русскую музыку, а в том, что современная Россия использует каждое проявление себя для продвижения своей агрессивной имперской политики. Обидно за многие русские команды, которые как бы и не хотели выступать в такой роли, но это получается само собой.

Современная Россия использует каждое проявление себя для продвижения своей агрессивной имперской политики.

Анастасия Багалика: Послушаем песню «Зносиш дах» из нового сингла группы Расскажите больше об этом треке.

Богдан Буткевич: Мы просто сидели в студии и насочиняли целый альбом. Мы были не очень довольны тем, как все сложилось с предыдущим альбомом, хотелось играть то, что соответствует нашему душевному состоянию. Мы с коллегами —  дети 90-х, и нам хотелось саунда начала 90-х со всех точек зрения. У нас получилось это сделать. В сингле три песни, дальше будет альбом. Каждая из песен отвечает каким-то тенденциям той музыки, которую мы попытались осовременить.

Анастасия Багалика: Что получилось не так с прошлым альбомом?

Богдан Буткевич: Кажется, мы несколько поторопились, в альбоме было слишком много песен. Наверное, лучше сделать меньше, но качественнее; потому что можно сказать много-много всего, а в итоге ничего непонятно.

Дмитрий Тузов: Количество наших групп и исполнителей перерастает в качество. Победа Джамалы на Евровидении это доказывает. А у нас новость: министр финансов Александр Данилюк выступил с заявлением, что Украина может передать право проведения Евровидения другому государству из-за высокой стоимости проведения конкурса: «В силу специфики своей работы я должен думать о бюджете». Министр приводит пример того, что Франция в 1960 году передала право проведения Евровидения Британии. Основной мотив: 1 млрд гривен  это слишком много, учитывая войну, реформы, аннексию Крыма и количество переселенцев. Но, возможно, репутационные преимущества проведения конкурса достаточно сильны для того, чтобы Украина все-таки оставила его себе?

Богдан Буткевич: Я считаю, что это абсолютно бредовое заявление. Украина не такая бедная страна, у нас просто воруют много. К тому же, Евровидение никто не заставляет проводить за государственный счет. Если вы плохие менеджеры и не можете привлечь средства, то наймите людей, которые найдут эти миллионы долларов.

Анастасия Багалика: Миллиард гривен —  это ведь не так много…

Богдан Буткевич: В том-то и дело. А какие возможности для промо страны, для бизнеса, для инвестиций это дает! Мне очень грустно, что министр финансов комментирует эти вещи. Я не вижу никаких причин для государства чего-то бояться —  нужно просто найти инвесторов. Красть надо меньше. Инвестиции приходят туда, куда люди не боятся вкладывать деньги.

Инвестиции приходят туда, куда люди не боятся вкладывать деньги.

Анастасия Багалика: Если Украина откажется, то проводить Евровидение будет не Австралия, которая находится за пределами Европы, а Россия.

Богдан Буткевич: Чемпионат мира по футболу и Евровидение? Может быть, это диверсия с целью подорвать российский бюджет?

Дмитрий Тузов: Но на Евровидении ведь и заработать можно!

Богдан Буткевич: Если делать это с целью провести 20 откатов своим фирмам и продать одну штору по цене двадцати, то это будет убыток для бюджета; но если делать нормальный конкурс, то заработать можно.

Дмитрий Тузов: Сколько может принести одна лишь продажа прав трансляции на весь мир?

Богдан Буткевич: Думаю, немало.

Анастасия Багалика: Давайте послушаем еще один трек группы  —  «Захищайся».

Богдан Буткевич: Когда-то эта песня была посвящена кампании по освобождению отца и сына Павличенко.

Анастасия Багалика: А вы были в движении по их освобождению?

Богдан Буткевич: Я поддерживал их, хотя и не присутствовал на каждом судебном заседании.

Дмитрий Тузов: Вы не из тех исполнителей, которые считают, что музыка должна быть вне политики.

Богдан Буткевич: Я считаю, что мы живем в такое время, когда есть два варианта развития событий: или ты делаешь такую качественную музыку, как Джамала, Onuka, Hardkiss, или уже хотя бы не притворяйся, что мы живем в мире, где летают только розовые бабочки.

Анастасия Багалика: Богдан, где Вы будете играть концерт?

Богдан Буткевич: В уютном заведении «Cadillac art club», возле Цирка. Устроим вечер рок-н-ролла: в тяжелые времена надо правильно отдыхать.

Анастасия Багалика: Будете представлять публике этот сингл?

Богдан Буткевич: У нас есть и много других новых песен, больше десяти. Просто мы давно уже не давали сольных концертов в Киеве. Люди спрашивали, в чем вопрос —  вопросов нет. Люди просят —  мы делаем.

 Рок —  это вообще музыка на злобу дня. Он может быть либо о любви, либо о том, что ты видишь вокруг.

Анастасия Багалика: Насколько рок должен быть «на злобу дня»?

Богдан Буткевич: Рок —  это вообще музыка на злобу дня. Он может быть либо о любви, либо о том, что ты видишь вокруг. Это в поп-музыке можно постоянно петь лишь о страданиях молодого Вертера, но рок-музыка тем и отличается, что должна брать человека за то самое место, за которое Степан Барна пытался схватить Арсения Петровича Яценюка.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.