Мы не уравнивали стороны конфликта, — авторы фильма «Аэропорт Донецк»

13 декабря 2015 - 20:06 1261
Facebook Twitter Google+
Журналисты Шахида Тулаганова и Юлия Дрозд рассказывают о том, почему они дали слово, как украинским бойцам, так и боевикам непризнанной республики

Автор фильма Шахида Тулаганова, журналист проекта «Настоящее время» Радио Свобода, в интервью по скайпу сказала «Громадському радіо», что в своем фильме она хотела дать слово бойцам, участвующим в конфликте на Донбассе. Именно потому в фильме нет интервью с руководством ВСУ (кроме того их просто в момент съемок не было на месте). Интервью с представителями сепаратистов Моторолой и Гиви записали только потому, что они были возле аэропорта.

Со-продюсер фильма Юлия Дрозд рассказала, что во время записей интервью были моменты, когда приходилось останавливать съемку — бойцы плакали, вспоминая реалии войны. В то же время, один из украинских бойцов после интервью признался, что не рассказал все. Он сообщил, что если расскажет больше, то может оказаться за решеткой.

 

 

Валентина Троян: Многим не нравится, что вы уравниваете стороны.

Шахида Тулаганова: Для меня это равные солдаты. Я не буду различать их только потом, что одни — это регулярная армия государства, а другие — нет.

Валентина Троян: Что было тяжелее всего?

Шахида Тулаганова: Было тяжело договориться со стороной боевиков. Я очень хотела, чтобы у меня в фильме было две стороны.

Валентина Троян: Почему нет комментариев Генштаба?

Шахида Тулаганова: Фильм снимался в одной локации, с участниками последних дней штурма. Никого из Генштаба там тогда не было.

Валентина Троян: Вам было страшно ехать туда?

Шахида Тулаганова: Я там была уже несколько раз. Мне не бывает страшно. Мы там провели много времени с сепаратистскими батальонами.

Кирилл Лукеренко: Где фильм шел?

Юлия Дрозд: У нас был закрытый предпоказ для продюсеров каналов, потом была премьера на фестивале в Риге, фильм показал израильский 9 канал.

Кирилл Лукеренко: Это документальный получасовой  фильм, снятый на востоке, в донецком аэропорту. Он неоднозначный. Часть людей его не воспринимают.

Валентина Троян: Многие считают, что вы уравниваете стороны .

Юлия Дрозд: Мы хотели снять документальный фильм о боях в аэропорту. Мы отсняли фильм, записали все интервью, получили видео бойцов. Тогда мы поняли, что нужно сделать фильм без политики. Это фильм о том, что думают и чувствуют две противоборствующие стороны. Он может стать универсальным для описании любой войны. Мы не показывали гражданскую войну.

Кирилл Лукеренко: Увидят ли фильм в Украине?

Юлия Дрозд: Этот фильм согласился взять в эфир канал Ukraine Today. Возможно, фильм покажет российский канал «Дождь». Фильм есть на YouTube.

С боевиками у нас возникли проблемы, нам не дают теперь аккредитацию. Наши репортеры снимают там незаконно. Симпатии к нам не возникло у представителей «ДНР».

Валентина Троян: Как украинские военные отреагировали на фильм?

Юлия Дрозд: Спокойно. Они видели его до премьеры. Спрашивали, что о них говорит другая сторона. У них нет ненависти к боевикам. Им понятно гораздо больше, чем нам.

У нас интервью с каждым участником длилось больше часа. Мы иногда останавливали съемку, ведь бойцы плакали. Многое в фильм не вошло. Один из бойцов говорил, что он может много еще нам рассказать, но его могут за это посадить. Они рассказывали такие вещи, что хотелось сразу пойти и что-то сделать.

Валентина Троян: Почему нет комментариев от Генерального штаба?

Юлия Дрозд: Ми оставили политику вне фильма. То, что делал Генштаб — это не человеческое, это политическое. Их там не было, они не потеряли там друзей.

В нашем фильме нет абсолютного зла и абсолютного добра. Там нет героизации.

У нас спрашивали, зачем мы показывали Гиви или Моторолу? Мы хотели показать обе стороны, что движет боевиками, в чем они сильнее, в чем слабее.

Мы показали моральную победу наших военных. Они молодые, светлые, с интеллектом в глазах.

Кирилл Лукеренко: Моторола и Гиви тоже молодые.

Юлия Дрозд: Гиви играл на камеру. Моторола думает, что он говорит. Есть момент, когда видно, что он врет. Например, момент о расстреле Броневицкого. Моторола — жестокий человек.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.