Слушать

Мы показали, что Донбасс сопротивлялся, — генпродюсер «UkrLife.TV»

16 сентября 2016 - 07:00 1018
Facebook Twitter Google+
Не хватает простых житейских историй, когда в студию приходят простые люди и, как политические эксперты, говорят о том, что происходит в стране, — Людмила Немиря

1740lyudmyla_nemyrya.jpg

Людмила Немиря // «Громадське радіо»
Людмила Немиря

Людмила Немиря, генеральний продюсер «UkrLife.TV» рассказывает о новых проектов на своём интернет-канале. 

Татьяна Трощинская: Расцениваете ли вы, как и другие каналы, начало сентября как начало нового сезона?

Людмила Немиря: Ну конечно! Приятно же поважничать, как большие каналы. Но на самом деле осталось много старых проектов и программ, хотя и придумали и кое-что интересное. Хотим в новом сезоне больше поработать как платформа. Мы встретились с представителями разных общественных организаций и предложили им время на канале, чтобы либо они сами вели свой проект, либо мы вели, но они регулярно присылали нам своих экспертов. Хотим расширить деятельность организаций, потому что они иногда просто варятся в себе. Таким образом, мы хотим создать упрощенные программы на разные социальные темы.

Татьяна Трощинская: А какие планируются темы?

Людмила Немиря: Темы самые разные: от экономики до политики и прав человека.

Татьяна Трощинская: Вы не боитесь, что может пострадать качество?

Людмила Немиря: Понимаете, Интернет — это же другая штука, он странный. Иногда непонятно, что людям нравится.

Татьяна Трощинская: А что людям интересно?

Людмила Немиря: А людям интересно что-то о жизни и все, что непафосное. Вот даже некоторым экспертам, которые очень тяжело говорят, мы намеренно упрощаем вопросы так, как спросил бы рядовой житель.

Андрей Куликов: Что вам больше всего нравится и не нравится в том, что делает ваш телеканал?

Людмила Немиря: Больше всего нравится, что это все-таки объективная оценка: смотрят/не смотрят. А не нравится то, что не хватает простых житейских историй, когда в студию приходят простые люди и, как политические эксперты, говорят о том, что происходит в стране. Мы сейчас пытаемся запустить что-нибудь такое. Мне кажется, это будет интересно.

Андрей Куликов: Когда я работал на телевидении на программе «Свобода слова», эксперты говорили мне, что формат программы должен быть иной: эксперты должны дискутировать во время программы, а политики должны сидеть слушать и лишь потом говорить, что они услышали полезного и как собираются реализовать это. Что-нибудь такое не планируете?

Людмила Немыря: Это интересный был бы эксперимент, но дело в том, что государственные чиновники не придут послушать экспертов.

Андрей Куликов: Как вы получаете информацию с той стороны линии разграничения? Насколько вы в ней заинтересованы и насколько выдаёте её в эфир?

Людмила Немиря: Очень сложный вопрос. Хотелось бы получать намного больше информации. В основном, нам пишут письма, некоторые даже регулярно.Очень хочется это расширить, но я пока не понимаю, как. Мы несколько раз пытались, но люди там очень боятся говорить.

Андрей Куликов: А ваши журналисты бывают на той стороне?

Людмила Немиря: Нет, не бывают. У нас очень маленький канал, и даже некого туда отправить. У нас даже есть идея провести обсуждение на два-три дня на тему, можно ли туда ездить украинским журналистам, не является ли это предательством национальных интересов.

Андрей Куликов: Я когда рассказывал о работе вашего интенет-канала, мне ответили, что «UkrLife.TV» — это тоже самое, что «LifeNews». У нас, например, «Громадское радио» часто путают с «Громадским TV». Такая путаница мешает. Вы не думали над тем, чтобы сменить позывной?

Людмила Немиря: Действительно, такое сравнение есть, хотя мы появились раньше, чем «LifeNews». А сейчас мы как-то уже полюбили своё название.

Андрей Куликов: Интернет-телевидение, особенно такой небольшой канал, как ваш, предполагает в основном прямой эфир. Насколько Вы имеете возможность и желание снимать программы, возможно, небольшие фильмы?

Людмила Немиря: С огромным удовольствием мы сделали два документальных фильма. Программы — это роскошь, которую мы не можем себе позволить. То, что можно сделать с минимальными затратами мы всегда делаем.

Андрей Куликов: Расскажите подробнее о фильмах.

Людмила Немиря: Один фильм был посвящён расстрелу на Майдане и назывался «20», режиссёром был Максим Спасов. Мне очень нравится делать такие хроники, потому что мы живём в такое время, когда нужно записывать то, что происходит. Второй фильм называется «Отторжение», он посвящён началу боевых действий на Донбассе. Наша идея состояла в том, чтобы показать, что Донбасс сопротивлялся.

Андрей Куликов: Планируете ли вы третий фильм?

Людмила Немиря: Да, мы планируем, возможно, где-то через полгода. Он будет называться «Вторжение». Я хочу напомнить, что накануне трагических событий 2014 года, согласно статистике, 18% населения поддерживали сотрудничество с Россией, а 5% выступали за интеграцию с ней. Мы всегда должны это помнить.

Андрей Куликов: Что лично для вас изменилось с началом войны?

Людмила Немиря: Все. Для меня очень близок этот регион, потому что там остались мои друзья, моя родная земля, моя малая родина. Я улетала из Донецкого аэропорта в марте 2014 года со своей маленькой дочкой и даже подумать не могла, что больше не увижу его. Мне кажется все это нереальным.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.