Слушать

Мы развенчиваем миф о полном обеспечении бойцов на передовой, — волонтеры

21 января 2017 - 21:52
FacebookTwitterGoogle+
25 января инициативная группа в рамках акции «Согрей бойца» во второй раз отправится на передовую, чтобы доставить туда теплые вещи и другие предметы первой необходимости

Елена Прокопенко, волонтер, сопредседатель «Балто-Черноморского благотворительного фонда», Евгений Рокитский, сопредседатель Правления Ассоциации «Українська Оборонна та Безпекова Промисловість», и Сергей Хоменко, фронтмен группы «Олеум», боевой единицы «Музбата», рассказывают об акции «Согрей бойца».

Алена Бадюк: Расскажите, куда отправляется помощь и в каком размере? Что уже удалось сделать?  

Елена Прокопенко: Наша акция стартовала сразу после ее презентации в «Украинском кризисном медиа-центре» в декабре 2016 года. Наш фонд уже на протяжении 2-х лет реализовывает разные проекты по поддержки как гражданского населения, так и военнослужащих на прифронтовых территориях Украины. В ходе реализованных проектов, особенно в зимнее время, мы заметили и даже убедились в том, что военнослужащие, которые несут службу в восточных регионах Украины, как нуждались в помощи прошлой зимой, так нуждаются в ней и сейчас.  

Михаил Кукин: О какой помощи идет речь?

Елена Прокопенко: Речь идет о топливе, о теплой одежде, об энергетическом питании, даже об обычной воде. Я сейчас говорю о тех блокпостах, которые находятся на самом нуле, а иногда и в 350 метров от противоположной стороны конфликта.

Алена Бадюк: А как вы с ними общаетесь: напрямую?

Елена Прокопенко: Да, мы общаемся напрямую. Наш первый гуманитарный конвой как раз и был отправлен в эти регионы, которые находятся практически в 350 метрах от противника, это было село Крымское Луганской области. Это была группа волонтеров, представителей ассоциации «Українська Оборонна та Безпекова Промисловість», которые предоставили гуманитарную помощь от производителей, которые входят в эту ассоциацию. Это теплое белье, вода, энергетическое питание, спальные мешки, берцы.

Евгений Рокитский: Наша ассоциация поддержала акцию, поскольку для нас, в отличие от государственных объединений, которые объединяют предприятия оборонной промышленности, в центре деятельности стоял конкретный человек-военнослужащий и его потребности. Возможно, отличие той армии, которую мы должны построить в Украине, независимой от армии, которая была в советское время и которая есть у нашего противника, — это то, что мы должны беспокоится не только и не столько о количестве пушек, танков, БТРов, которые у нас есть, и о их исправности, но и о том, насколько комфортно и уверенно себя чувствует сам боец в боевой ситуации. Потому что это человеческая деятельность на фронте, которая проходит в экстремальных условиях, и мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы эта деятельность выполнялась профессионально и качественно на максимально возможном уровне комфорта.

 

 

Михаил Кукин: Это и удивительно, потому что в течение последнего года как минимум любимый тезис Министерства обороны и вообще всех наших власть имущих, что мы-таки уже построили нормальную армию с нормальным обеспечением.

Елена Прокопенко: Это миф, и мы хотим его развенчивать.

Евгений Рокитский: Хоть мы и критикуем мифы, которые создаются провластными структурами о том, что армия полностью обеспечена, мы понимаем, что, кроме критики, пока еще, к сожалению, необходимы и конкретные практические действия. Потому что здесь речь идет об угрозе безопасности страны. То есть люди, которые находятся на передовой, выполняют конкретные задания.

В украинских бойцов есть далеко не все, с профессиональной точки зрения. Сейчас мы как раз занимаемся проектом по системе логистики не только с Министерством обороны, но и Министерством внутренних дел, которое является зонтичным ведомством для Национальной гвардии и Государственной пограничной службы Украины. В процессе работы мы выявили, что старая система исходит из количеств, которые спускаются сверху вниз, по схеме планового хозяйства. Западная же система в натовских странах построена наоборот. То есть сначала определяется количество бойцов, которые носят определенный размер обуви, одежды и тому подобное, а потом, исходя из этого и количества людей, которые находятся в той или иной зоне, обеспечивается логистика. Точно так же и с потреблением калорий.

Михаил Кукин: А откуда вы знаете, сколько там людей с 45-ым размером обуви, а сколько с 37-ым?

Елена Прокопенко: Мы знаем, потому что находимся с ними в постоянном контакте. Это наши конкретные подопечные, 14-ая и 93-ая и другие бригады специального значения, которые там находятся.

Сначала мы получаем информацию, сколько чего нужно, и под это уже компонуем гуманитарный груз. Также мы сотрудничаем с Фондом Ветеранов Антитеррора «Альфа» Украины, который обеспечивает нам сопровождение. Они тоже обеспечивают необходимыми вещами и помогают своим коллегам, которые там служат с СБУ, МВД и других ведомств. То есть мы также имеем связь через них с теми военнослужащими и их необходимостями, которые у них сейчас есть.

Михаил Кукин: Насколько я понимаю, вы планировали отправить второй конвой в конце января?

Елена Прокопенко: Да, мы планируем его отправлять 25-го января. Планируется поездка на Светлодарскую дугу в поддержку 54-ой бригады, которая там дислоцируется.

Михаил Кукин: Что вы повезете в этот раз?

Елена Прокопенко: В этот раз, как и в прошлый раз, мы повезем воду, теплые вещи, энергетическое питание и чай. Сейчас, возможно, если нам помогут партнеры, будут еще и дизель-генераторы, то что необходимо для бойцов, которые живут в землянках.

Алена Бадюк: Сергей, вы тоже собираетесь туда?

Сергей Хоменко: Так, будемо їхати разом, тому що зігрівати можна ще й словом та піснею. Я буду там як представник гурту «Олеум», який цього разу не їде повним складом, ми поїдемо тільки з Сашком Козинцем, нашим гітаристом, тому що дуже важко десь в бліндажі організувати повний рок-концерт з необхідним обладнанням. Тут треба шукати якісь більш прості варіанти. З досвіду попередніх поїздок, ми зрозуміли, що якість виступів, в плані сприйняття бійцями нас, аж ніяк не падає, навпаки в цьому є якась душевність.

Звісно, бувають і такі варіанти, коли співаєш, а неподалік працюють гармати, ще щось. У нас такий досвід був і у Мар’янці, і у місті Красногорівка, і в Авдіївці.

Алена Бадюк: Ви виконуєте тільки свої авторські пісні чи, можливо, бійці просять заспівати ще якісь?

Сергей Хоменко: Ні, не тільки. Зазвичай, звісно, все йде за програмою, але завжди існує ефект другого відділення, і от під час другого відділення може бути все, що завгодно.   

Алена Бадюк: Елена, вы упомянули, что поставляете также гуманитарную помощь для гражданского населения. Какова сейчас в общем гуманитарная обстановка в прифронтовых территориях?

Елена Прокопенко: Если, например, говорить о Луганской области и Станично-Луганском районе, где мы больше всего проводим свою деятельность, то ситуация не очень хорошая. Мы поддерживаем детей и мирное население. Там есть много лежачих больных, которые совершенно не получают никакого медицинского обслуживания. «Красный Крест» туда не доезжает, а приезжают лишь волонтеры, но тоже не в таком большом количестве, как хотелось бы.

Мы наработали международные продуктовые программы, помогая гуманитарной и денежной помощью гражданскому населению. Также мы имеем интересный проект «Дети в войне» — это фотовыставка, которая ездит по разным странам. Таким образом мы привлекаем внимание международного сообщества к этой проблеме.       

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.