Слушать

Мы зафиксировали сотни тысяч объектов в зоне АТО, — руководитель аэроразведки

03 июля 2016 - 14:21 588
Facebook Twitter Google+
О новом рекорде волонтерской аэроразведки «Сестри перемоги» рассказывает руководитель аэроразведки фонда Алексей Бережко

12.00aleksey_berezhko.jpg

Алексей Бережко // «Громадське радио»
Алексей Бережко

Аэроразведка Фонда «Сестри перемоги» работает совместно с Вооруженными Силами Украины. Все вылеты утверждаются штабами секторов. ГУР, СБУ, ССО, спецназ, артиллерия напрямую дают задания, которые экипажи и их беспилотники исполняют ежедневно.

Татьяна Курманова: Что собой представляет фонт «Сестри перемоги»? Когда вы начали работать и как так вышло, что из волонтерской помощи армии вы переквалифицировались в высокотехнологический проект?

Алексей Бережко: Мы работаем с весны 2014 года. Изначально мы занимались помощью 79 бригаде — закупкой касок и бронежилетов. Потом к нам подключились девушки, которые плели кикиморы. Благодаря этим девушкам у нас появилось название «Сестри перемоги». Позже к сестрам прибавились братья.

Я отслужил и в 2015 году демобилизовался. Руководитель фонда Виталий Губский предложил сотрудничество в рамках организации аэроразведки. На тот момент по обмундированию и обеспечению армия была практически укомплектована.

Возник вопрос — чего не хватает в армии? Оказалось, что в армии не хватает глаз. Аэроразведка была необходима дабы обезопасить разведку и проводить глубинную разведку по размещению техники.

Татьяна Курманова: Вы служили в польском спецназе. Расскажите об этом подробнее.

Алексей Бережко: В сентябре 2014 года мы попали в район ДАПа и прикрывали его северо-восточную часть. Нас было 62 человека, мы держали оборону на 360°. Ввиду того, что мы вели активные боевые действия и не давали противнику возможности перемещаться в сторону ДАПа, нас там прозвали польским спецназом. За всю первую ротацию по нам не стреляли только 1 день — 2 ноября, когда у них проходили выборы.

Виктория Ермолаева: Аэроразведка фонда «Сестри перемоги» сейчас работает совместно с ВСУ. Как вы пришли к этому содействию?

Алексей Бережко: Полноценно мы начали работать с декабря прошлого года. С августа по сентябрь мы ездили по передовой и знакомились с людьми для того, чтобы понять, есть ли необходимость в аэроразведке. Нами составлялись маршруты и эти разведданные передавались им.

Татьяна Курманова: Как работает экипаж?

Алексей Бережко: Мы остановились на компании «DeViRo», которая производит беспилотники средней дальности лелека-100. У них достаточная серьезная защита от радиоэлектронной борьбы. Кроме того, ребята постоянно принимают звонки и совершенствуют механизм. Постепенно вычеркивается человеческий фактор, и система становится полностью автоматической. Мы практически не светимся в эфире, но можем заходить к РЭБу что в лоб, что со спины. По сектору «М» у нас 2 удачных и подтвержденных уничтожения РЭБ. Более того, неоднократно мы проводили онлайн-корректировку огня.

Татьяна Курманова: Эти беспилотники были закуплены за средства волонтеров?

Алексей Бережко: Да. Со стороны государства никакого обеспечения у нас нет.. Фонд финансирует также питание и проживание людей на передовой.

Татьяна Курманова: Расчетные счета для передачи денег на покупку беспилотников можно найти по ссылке. Расскажите об акции, которую вы проводили к 9 мая.

Алексей Бережко: На 9 мая мы хотели показать местным проукраинским гражданам, что мы о них не забыли, а оккупационным войскам — что нам не страшны любые преграды. Мы шли на большой риск потери бортов, и один наш борт все-таки сбили. С нами работал Юрий Касьянов, который сказал, что еще никогда в жизни он не видел серого неба от пуль.

Виктория Ермолаева: Следует напомнить, что вы сбросили листовки на Донецк. Что было написано на листовках?

Алексей Бережко: Да, мы кружили над парадом минут 30. Первый борт сбросил листовки в центре города с высоты 100 метров. Еще раз мы провели эту акцию 11 мая в парке Щербакова.

Виктория Ермолаева: Что было написано на листовках?

Алексей Бережко: Сейчас уже не помню.

Татьяна Курманова: А я помню одну — «победили фашистов, победим и рашистов».

Виктория Ермолаева: 1 июля вы сообщили, что наша аэроразведка поставила новый рекорд — 78 точек за один день. Что это значит?

Алексей Бережко: В направлении Дебальцево в последнее время было много заварушек. Наши ребята там работают и благодаря этому динамика фронта постоянно меняется.

Экипаж в составе двух человек с одной птицей делает 78 точек не за один вылет, а за 4-5 вылетов в день. Это колоссальная нагрузка.

Татьяна Курманова: Насколько у вас сейчас велика потребность в операторах?

Алексей Бережко: В операторах сейчас потребности нет. Самая большая проблема — отказ техники.

Татьяна Курманова: Как часто вам удается отлавливать российские беспилотники?

Алексей Бережко: У их беспилотников другой класс и спецификация. Мы смотрим на динамику в том или ином месте и ищем точки для нашей артиллерии.

Виктория Ермолаева: Какие были результаты последних аэроразведок? Фиксировали ли вы перемещения российской техники?

Алексей Бережко: Российской техники очень много. Отчетливо видно следы гусениц, но днем они прячут технику. Самое большое скопление техники днем мы увидели в Новоазовске. Это объясняется тем, что туда еще не летал никто и они не думали, что мы туда долетим.

Виктория Ермолаева: Есть ли у вас свои источники информации?

Алексей Бережко: Да, это и украинские патриоты, которые живут на оккупированных территориях и передают информации на волонтерских началах. Мы всегда работаем с согласования ВСУ и штабов секторов. В период нашей работы мы передали в ВСУ информацию о размещении сотен тысяч объектов.

Татьяна Курманова: Как происходил выбор беспилотников?

Алексей Бережко: Западные аналоги не рассматривались, потому что для покупки польских беспилотников нужно было оформлять лицензий. Нас интересовала дальность, качество фото и видео, живучесть борта и противодействие РЭБу. Единственный борт, который при тестировании вернулся при заглушенный источниках сигналов — лелека-100. На них мы и становили свой выбор.

Татьяна Курманова: Вы можете рассказать о необходимых вещах для фонда.

Алексей Бережко: Самое необходимое для фонда «Сестри перемоги» — финансовая поддержка.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.