Слушать

Мы жалели зрителя и некоторые вещи сознательно не ставили в фильм, — Лирчук

23 октября 2016 - 20:27 286
Facebook Twitter Google+
В наших руках оказалось много хроники, которая показывает весь ужас войны, — рассказывает сценарист и продюсер фильма «На нулевом километре»

Сценарист и продюсер документального фильма «На нулевом километре» Александр Лирчук рассказывает об изменениях в украинской армии, которые удалось зафиксировать и показать в кино.

Ирина Сампан: Почему вас заинтересовали именно трагические события на КПП «Должанский»?

Александр Лирчук: Фильм не только о событиях на КПП «Должанский», который находится на границе Украины и России. Пограничники со Львовской и Черкасской области в 2014 году первыми отправились на Восток, чтобы установить контроль над украинской границей. То, с чем они там столкнулись, многих удивило, поломало многие стереотипы.

Ирина Сампан: Картина состоит из небольших интервью.

Александр Лирчук: Нашей задачей было показать эмоции, ощущения наших пограничников, которые оказались в сложной ситуации. Мы неоднократно говорили, что ранее наша пограничная служба выполняла полицейские функции. Сами пограничники называли свои автомобили «попугаями», потому что они были раскрашены в зелено-белые цвета, были идеальными мишенями. Они их сами потом перекрашивали в камуфляж.

Сергей Стуканов: В фильме звучит такая фраза, что ненависть не помогает воевать. Какие еще эмоции вы смогли увидеть?

Александр Лирчук: Воин должен оставаться хладнокровным. Я беседовал об этом со многими участниками боев. Они подтверждали.

Ирина Сампан: Во время фильма пограничники делятся сильными эмоциями. Это не мешало создавать документальный фильм?

Александр Лирчук: Эмоции нас и интересовали. Главная мысль, которую мы хотели передать, — это то, что война изменила их внутренне. Многие из них учились в советских училищах. У некоторых по ту сторону находятся товарищи.

Прапорщик Иващенко, который не смог служить в мирном подразделении и перевелся под Мариуполь, сказал, что, если смываешь со своих рук кровь и мозги своих товарищей, ты уже другой человек.

Ирина Сампан: Много ли материала нужно было отбросить?

Александр Лирчук: Мы жалели зрителя, поэтому некоторые вещи сознательно не ставили в фильм. В наших руках оказалось много хроники, которая показывает весь ужас войны. Например, циничное отношение к мертвому телу.

Ирина Сампан: Какими будут фильмы об этой войне?

Александр Лирчук: Этот фильм был создан по заказу Госкино. Мы выиграли тендер на новый фильм — «Одесситы на Донбассе».

Моя задача — показать новую украинскую армию. Она серьезно изменилась. У нас, в отличии от советской и российской армии, все являются солдатами, а рядовой — это мясо. В нашем фильме прапорщик — это не пьяный человек, который тащит солдатские портянки, чтобы продать их на базаре.

Сергей Стуканов: Вы столкнулись с проблемой пьянства, когда снимали фильм? Она как-то отражена в вашей картине?

Александр Лирчук: Нет, не отражена. Некоторые мои друзья, которые шли на фронт добровольцами, говорили, что для них нормой была бутылка водки в день. Американский солдат пьяным в бой не идет, его учат и готовят к боевым действиям годами. У нас же война пришла нежданно.

Ирина Сампан: В фильме также есть реконструкции.

Александр Лирчук: Все реконструкции делались в присутствии тех, кто это пережил. Исполняли роли солдаты, не актеры.

Ирина Сампан: Какая сейчас украинская армия?

Александр Лирчук: Сознательная. Многие поняли, зачем одели погоны. Многие поняли, что состояние войны — это то, что им нужно. Некоторые люди рождены воинами.

Ирина Сампан: Можно ли романтизировать войну?

Александр Лирчук: Нет, ее нельзя романтизировать. Война — это не героическая прогулка. Война — это больно, страшно. Советский кинематограф очень красиво показывал ее. Человек не так умирает, как в этих фильмах.

 

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.