На поэзию меня вдохновляет страстное и эмоциональное танго, — Егоренкова

26 сентября 2016 - 22:06 233
Facebook Twitter Google+
Ведущая новостей на Харьковском телеканале «Симон» Екатерина Егоренкова рассказывает о своем сборнике поэзии «Танго между строк», и конечно, читает самые любимые стихи

tango_mezhdu_strok_1.jpg

Танго между строк // Фото с Facebook страницы Екатерины Егоренковой
Танго между строк

Ирина Ромалийская: Когда вышла эта книга?

Екатерина Егоренкова: Книга вышла в начале этого года.

Ирина Ромалийская: О чем она?

Екатерина Егоренкова: Это сборник поэзии «Танго между строк», который включает в себя стихи на разную тематику. Это все, что успела написать примерно лет с 16.

Название сборника не случайное, потому что половина стихотворений появилось за последних 4 года, во время которых я занимаюсь аргентинским танго. Это непростой всплеск эмоций в танце, которые вдохновили меня на поэзию.

И в Киев я приехала на фестиваль «Танго уикенд» — три дня сплошных милонг.

Ирина Ромалийская: Вы уже вдохновились на этом фестивале на новую поэзию?

Екатерина Егоренкова: Да, я вдохновилась и фестивалем, и Киевом, уже какие-то строчки крутятся в голове, но они пока не сформировались в конкретные мысли.

Ирина Ромалийская: Почитайте что-нибудь, из любимого.

Екатерина Егоренкова: Тогда, если позволите, мой манифест.

Не зависеть от мнения окружающих,

Отъезжающих, провожающих,

Проезжающих через тебя транзитом

Фантастических паразитов.

Не играть в чужие игры по правилам,

Не пытаться стать абсолютно правильной,

Угодить по всем параметрам каждому,

Никому ничего о себе не рассказывать.

Жить, как ветер в сказке про Мери Поппинс,

Прилетать одной, улетать, ни с кем не знакомясь.

Быть кому попутной, кому — и в спину,

В 61 незаметно и тихо сгинуть.

Не оставить писем и прочих, убитых горем,

Завещать развеять себя над морем.

Ирина Ромалийская: Прослеживается некоторый трагизм.

Екатерина Егоренкова: Не то, чтобы трагизм, но сейчас у меня именно такое ощущение, и понимание того, как бы я хотела жить лет через 20.

Ирина Ромалийская: Когда я читаю ваши стихи, передо мной стоит образ внешне сильного человека, но очень ранимого — внутри.

Екатерина Егоренкова: Отчасти это так и есть.

Ирина Ромалийская: И безумная страсть, которой пронизаны все строчки, очень захлестывает.

Екатерина Егоренкова: Я в последнее время стараюсь ее не демонстрировать наружу, не выплескивать в поведении, а копить внутри себя и выливать в стихи и на танцполе.

Ирина Ромалийская: Давайте почитаем то, что написано под вдохновением от танго.

Екатерина Егоренкова:

Правила жизни простые, словно дважды два —

Верить поступкам, не верить пустым словам,

Благодарить рассветы, в которых пока жива,

Не забывать, как пахнет весной трава.

Правила жизни строги, как осенний лес, -

Делать, что должно, не ожидать чудес.

Мир необъятный стремиться постигнуть весь,

Быть настоящей сегодня, сейчас и здесь.

Правила жизни легки, как в реке вода, -

Не оставлять на мокром песке следа,

Что не твое — проститься и навсегда,

Помнить, что есть на небе твоя звезда.

Правила жизни изящны, как пятью пять, -

Не унывать, прощать и не предавать.

И каблуки без повода обувать,

И улыбаться миру, и танцевать.

Ирина Ромалийская: Вы работаете ведущей новостей на Харьковском телеканале «Симон», новости от медиа группы «Объектив». Но я недавно увидела какой-то радио-проект. Расскажите о нем.

Екатерина Егоренкова: Да, это интернет радио «Блогер ФМ» и со следующей недели там запускается авторская программа наша с Оленой Моновой, которая называется «Монохром». Программа будет разговорного жанра в стиле, который мы определили, — мир без полутонов: иногда о чем-то философском, иногда о чем-то злободневном.

Ирина Ромалийская: Что-то еще почитаете?

Екатерина Егоренкова: Да, давайте еще из того, что было навеяно танго.

Это хуже любых истерик — так бездарно лишаться чувств,

Я не знаю твоих Америк, но когда-нибудь научусь.

Я когда-нибудь стану плавной, невесомой, как первый снег.

Ты по-прежнему будешь главным на паркете, но не во мне.

Примиренье верхов с низами, я — бумага, ты —карандаш.

Но, клянусь тебе, мой экзамен

Ты, дружок, никогда не сдашь.

Ирина Ромалийская: Очень ярко и эмоционально.

Кто издавал книгу, где ее можно приобрести?

Екатерина Егоренкова: Книга издана на скромные средства автора, поскольку сейчас издательства не шибко хотят издавать лирику, она не пользуется таким спросом как публицистика или беллетристика.

У книги небольшой тираж, поэтому я не стала нести ее в книжные магазины, а распространяю просто через Интернет У меня ест два профиля в Facebook, я там время от времени делаю какие-то публикации об этой книге, и так она расходится по рукам с помощью «сарафанного радио».

Ирина Ромалийская: Вы задумывались о следующей книге?

Екатерина Егоренкова: Нет пока, ведь для этого нужно накопить материал. Честно говоря, после того, как вышла книга, я ничего не писала месяца 3. Я настолько перенервничала из-за разных моментов подготовки книги к публикации, что даже перепугалась, что моя муза от меня сбежала. А потом пришла весна, и все нормализовалось.

Ирина Ромалийская: Давайте что-нибудь еще почитаем.

Екатерина Егоренкова: Я прочту стихотворение, которого в книжке нет, оно из самых последних, которые мне очень нравятся. Это даже серия стихов, которая называется «Сказки для взрослых».

Я — Герда.
Мне в августе стукнуло сорок три.
С фасада я — ничего,
Но выжжена изнутри.
Хотела травиться — да всё равно спасут.
Три года назад Кая разбил инсульт.
Рехнулась бы от тоски -
Вытащили подруги,
Дочка разбойницы и внучка лапландской старухи.
Снежная Королева дважды прислала денег.
Я разлюбила розы.
Мне ненавистны дети.
Каждое воскресенье я отправляюсь к Каю -
И высекаю «вечность» на потемневшем камне..

Здрасьте вам! Не узнали? Девочки, я же Золушка.
Принц оказался хитрой запойной сволочью —
Туфли хрустальные спёр после брачной ночи,
Снёс на толкучку, продал за грош старьёвщику.
Старый король спятил на почве ревности,
Полкоролевства сыну — зажал из вредности.
Я подружилась с мачехой, держим с ней вместе бизнес -
Кот-в-сапогах привозит кожу, дублёнки, джинсы…
Замок сдаю в аренду. Принца лет семь как выгнала.
Но разводиться — дудки, это сейчас невыгодно.
А по балам — не езжу. Смелости не хватает.
Вдруг там на ком увижу свой башмачок хрустальный?..

Ну, теперь — моя очередь.
Я — Ассоль.
И меня воротит от парусов.
Добрый сказочник мне подложил свинью:
У меня — морская болезнь,
И я без конца блюю.
Шхуна мне стала домом, что уж теперь поделать -
Грэй не может без моря.
Я — не могу без Грэя.
Мы ведь и повенчались — на мостике капитанском.
Сыну через неделю было бы девятнадцать.
Бредил сынок горами — наперекор традиции.
Лагерь накрыло селем, в первой же экспедиции.
Алые паруса? В трюме, поди, хранятся.
Всё, мне пора на вахту.
Склянки звонят двенадцать.

Ирина Ромалийская: Это о том, что сказки не бывает?

Екатерина Егоренкова: Нет, это скорее о том, что сказку не нужно строить намеренно и возводить воздушные замки на зыбком фундаменте, потому что он долго не простоит. Для того, чтобы не разочароваться, не нужно очаровываться.

Ирина Ромалийская: По моим ощущениям — это кредо последних нескольких лет: и в личной жизни, и в общественной, и в политической.

Екатерина Егоренкова: Но есть и обратная сторона: если ничем не очароваться, то можно зачерстветь и окаменеть. Нужно искать какие-то вещи, которые вызывают теплоту в душе, но обольщаться иллюзиями не стоит.

Ирина Ромалийская: Напоследок, зачитайте мой любимый стих.

Екатерина Егоренкова:

К чёрту делёж и нытьё —

Кто кого приручил,

Кто кому командир, а кто — тамагочи.

Вот тебе сердце моё,

Вот от него ключи —

Живи, если хочешь.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.