Нацисты были очень жестоки к крымским татарам, укрывашим партизан — историк

17 мая 2016 - 20:01
FacebookTwitterGoogle+
Накануне 72-ой годовщины депортации крымских татар говорим о подробностях их депортации и современной ситуации в Крыму

В рамках тематического мини-марафона «Громадського радио», созданного при поддержке информационного агентства «Крымские новости» и посвященного памяти жертв депортации, слушаем семейные истории, раскрывающие новые подробности преступлений сталинского режима.

tetyana_kurmanova.jpg

Тетяна Курманова // «Громадське радіо»
Тетяна Курманова

Журналистка Татьяна Курманова делится личной истории семейной депортации, а историк Гульнара Абдула рассказывает о подробностях депортации крымских татар.

gulnara_abdula.jpg

Гульнара Абдула // «Громадське радіо»
Гульнара Абдула

Андрей Куликов: Многие украинцы, которые пережили голодомор, боялись рассказывать своим потомкам о том, как это было. Есть ли такая тенденция среди крымских татар?

Гульнара Абдула: Крымские татары не боялись. И находясь в депортации, и в последствии они передавали эту историю из поколения в поколения. Нет, они не скрывали.

Андрей Куликов: Татьяна, когда вы узнали историю своей семьи?

Татьяна Курманова: Я знала об этом с детства. Моя мама — крымская татарка. Вся ее семья была депортирована. Пятеро из семерых детей погибло: одни в дороге, другие на поселениях. После возвращения мои родители поселились в той деревне, откуда выселили деда с его семьей. В прошлом это Аджи-Булат, а сейчас — Угловое Бахчисарайского района.

Андрей Куликов: Когда переименовали?

Татьяна Курманова: В 1945 году, потому что большая часть населения — около 400 семей, были депортированы. В те же дома, откуда были выселены татары, заселяли людей полными семьями из Орловской и Брянской губерний.

Андрей Куликов: Куда были депортированы ваши предки?

Татьяна Курманова: Семья была расселена в разные места. Прабабушка с 5 детьми попала в Таджикистан, буквально, в степь. Прадеда отправили в трудармию и после этого он сидел. Что касается моего дедушки, их сначала пытались вывезти немцы из Крыма, но, после того, как эшелон был разбомблен, они прятались в городе и партизанили. Потом этих партизан отдельно расселяли. Они были на строительстве ГЭС в Узбекистане. Правдами и неправдами мой дед пытался потом найти свою семью и ему это удалось через несколько лет, на уже когда пятеро его братьев и сестер погибли.

Андрей Куликов: Партизанили против нацистов, потом пришли советские и своих же выселили? Может, это было как-то по-другому?

Гульнара Абдула: Именно так.

Осенью 1941 года, когда немцы пришли в Крым, партизанское движение, которое возглавлял Мокроусов и Мартынов, потерпело поражение. Чтобы скрыть свои ошибки, Мокроусов отправил в Москву докладную записку о том, что крымские татары виноваты в том, что партизанское движение потерпело поражение.

На самом деле, среди крымских татар было множество партизан. Немцы и румыны были очень жестоки к тем крымскотатарским семьям, которые укрывали партизан. Моя прабабушка, мать четырех детей, укрывала в подвале бойца Красной армии и тем самым рисковала жизнью. Я считаю, что это геройский поступок.

Фашисты сжигали целые деревни из-за того, что они укрывали партизан.

Татьяна Курманова: В том же Аджи-Булат было расстреляно 16 крымских татар после стычек с румынами.

Татьяна Трощинская: Это было обвинения целого народа в несуществующих грехах?

Гульнара Абдула: Это так. В основном, это была работа с местным населением, направленна на то, чтобы убедить его в том, что крымские татары — пособники немцев.

Немцы не уничтожали крымских татар, они уничтожали евреев.

Караимы сначала тоже подлежали уничтожению, но именно крымские татары доказали, что караимы — не еврейский, а тюркский народ.

Андрей Куликов: Кто такие караимы?

Гульнара Абдула: Караимы и крымчаки — это коренной народ, который формировался на территории Крымского полуострова.

Андрей Куликов: Чем они отличаются от крымских татар?

Гульнара Абдула: Караимы исповедую Ветхий завет, то есть они не считают себя евреями, а крымчаки действительно являются евреями.

Татьяна Трощинская: Сталин понимал же, что эти обвинения — только способ выселить крымских татар? Для чего это делалось?

Гульнара Абдула: До сих пор не известно, кому именно из кремлевской верхушки пришла в голову идея о депортации. Известно, что крымский народ помешал только тем, что проживал на этой территории. Для них Крым был русской Швейцарией.

Татьяна Курманова: Решение в госкомитет обороны вносил Берия.

Гульнара Абдула: Есть документ от 13-го апреля 1944 года — приказ НКВД «О мероприятиях по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов». Цитирую: «Очистить территорию Крымской АССР от агентов шпионских резидентур германских и румынских разведывательных и контрразведывательных органов, изменников Родине и предателей, активных пособников и ставленников немецко-фашистских оккупантов, участников антисоветских организаций, бандформирований и иных антисоветских элементов, оказывавших помощь оккупантам».

Татьяна Курманова: До крымских татар выселили калмыков, балкарцев, немцев, корейцев, чеченцев и многих других.

Моя прабабушка рассказывала, что в Узбекистане думали, что крымские татары — какие-то страшные чудовища.

Моих предков выселили практически в поле, где им приходилось фильтровать воду из каких-то болот. Не удивительно, что многие из крымских татар умерли от брюшного тифа или дизентерии.

Андрей Куликов: Гульнара, а куда выселили ваших предков?

Гульнара Абдула: В Самаркандскую область в Узбекистане. Они попали в совхоз, где были фрукты и овощи. Моя прабабушка была грамотной женщиной и ее взяли бухгалтером. Именно благодаря этому мои предки не погибли.

Татьяна Курманова: С мая по ноябрь 1944 только в Узбекистане умерло больше 10 000 человек.

Гульнара Абдула: Общее количество погибших — 46,2% от всего народа.

Андрей Куликов: Сколько это в человеческих жизнях?

Гульнара Абдула: Больше 80 000 людей. Это полный геноцид крымскотатарского народа, потому что большинство из этих 80 000 — женщины, старики и дети.

Андрей Куликов: Что помогало выжить?

Гульнара Абдула: Сила воли и желание доказать несправедливость того, что происходило.

Татьяна Трощинская: Разделение семей – это целенаправленная политика?

Татьяна Курманова: Думаю, да. Поскольку получить разрешение на воссоединение было очень сложно.

Андрей Куликов: Что помогало не озлобится? Или все-таки у них сформировался образ русского человека как причины их бед?

Татьяна Курманова: Мне кажется, у крымчан сформировалось мнение, что крымские татары — враги. Когда мы возвращались, пошел слушок, люди закрывали окна, и мы не могли снять жилье.

В первом классе, когда я читала Ирвинга, а дети в классе не знали азбуку, я просила перевести меня куда-то, на что администрация школы сказала родителям: «Скажите спасибо, что ваших детей вообще взяли». Это 1992 год.

Андрей Куликов: Крымским татарам запрещали учится на своем языке в местах ссылки, а когда они доказывали свое право на это, им присылали книги из Татарстана. Языки, конечно, родственные, но разные.

Гульнара Абдула: В Советском Союзе на 80 лет нация крымских татар вообще исчезла. Мы были просто татарами, а татары есть и в Татарстане. Это 2 разных народа. Да, мы тюрки, но у нас совершенно разная культура и язык.

То, что сейчас происходит в Крыму — та же самая латентная депортация.

Мы — не чеченцы, мы — толерантный народ. Мы не восстанем и не будем воевать, но мы победим.

Андрей Куликов: Какова роль мужчин и женщин в традиционном татарском укладе?

Гульнара Абдула: Женщина у нас наравне с мужчиной. Да, мы уважаем мужчин, но и мужчины уважают женщин. Женщины в какой-то степени сейчас даже сильнее.

Татьяна Трощинская: Кстати, Гульнара первый крымскотатарский ребенок, который родился в Евпатории после депортации.

Гульнара Абдула: Так и есть. Мамины родители переехали в 1977 году, а папины с в 1968. Настолько большая тяга к родине у них была.

Татьяна Трощинская: Что вы скажите о переименовании Верховной Радой населенных пунктов в аннексированном Крыму?

Гульнара Абдула: Когда будет деокупация Крыма, этим будет нужно заниматься. Хотя бы писать «крымскотатарский» без дефиса.

Андрей Куликов: Кстати, какое само название?

Гульнара Абдула: Сегодня говорят, что кырымлы, но я с этим не согласна. Мы всегда были крымскими татарами. У нас есть 3 основных субэтнических групп: ногайцы, ялыбои и таты.

Андрей Куликов: Каким является образ украинца в сознании крымских татар? Как сказать на крымскотатарском «русский» и «украинец»?

Гульнара Абдула: «Украинец» на крымскотатарском так и будет, «русский» — урус. Русские всегда воспринимались крымскими татарами как вассалы Крымского ханства.

Заблуждаясь, историки говорят, что Крымское ханство было вассалом Османской империи. Крымское ханство никогда не было вассалом Османской империи, но халифа все, безусловно, уважали. Крымские татары подчинялись халифату только в духовном плане, а не в политическом.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.