Слушать

Надзиратели разрешили пронести две шоколадки Стасу и Коле, — мама Клыха

27 июня 2016 - 15:36 115
Facebook Twitter Google+
Перспективы чеченского дела. Как чувствуют себя Николай Карпюк и Станислав Клых и каковы шансы их возвращения в Украину?

Об этом говорим матерью Станислава — Тамарой Клых и правозащитницей, журналисткой Центра гражданских свобод, координатором кампании LetMyPeopleGo Марией Томак.

В студии работают журналисты «Громадського Радио» Михаил Кукин и Григорий Пырлик.

Михаил Кукин: Когда мы говорили в феврале, сына вы не видели полтора года. Сейчас вы виделись чуть больше недели назад. Как себя чувствует Станислав? Как выглядит?

Тамара Клых: Очень тяжело говорить про это, но буду, как смогу. Очень тяжело матери видеть сына: растить одного, учить другого и видеть третьего. Но я старалась. Сейчас я хочу плакать, а там держалась, чтобы поддержать его. У него очень плохое нервное состояние.

Когда ему огласили приговор 20 лет, он немного успокоился. Говорит, что все равно никуда не денешься. Это другой сын. Но я не говорила ему об этом. Я его поддерживала, слушала. Ему хотелось выговориться перед мамой. Это очень тяжело видеть. Прискорбно, что он никогда не был в Чечне и вдруг получает 20 лет.

Хочу попросить всех, чтобы писали им. Хоть ответов Стас сейчас не может давать из-за состояния здоровья. Но он ждет.

Михаил Кукин: Можно писать туда, можно передавать через правозащитников. Об этом может сказать Мария Томак. И какие перспективы дела?

d7f1e3ce-ab30-48fe-94ee-40ead31 620f6.jpg

Тамара Клых и Мария Томак // «Громадське Радио»
Тамара Клых и Мария Томак

Мария Томак: Написать письмо в Россию — не проблема. Оно дойдет не так быстро, как хотелось бы, но все-таки дойдет.

Есть две экспертизы, которые подтверждают, что Станиславу Клыху срочно нужна независимая медицинская экспертиза. Они были проведены дистанционно по аудиозаписях из зала суда британским независимым объединением психиатров, а также российской ассоциацией независимых психиатров. На эти вещи российский суд не отреагировал. Остается окно возможности в виде реакции Европейского суда по правам человека.

Остаются перспективы апелляции. Довольно призрачные. Защита будет подавать апелляцию. Надеюсь, вопрос с возвращением Николая и Станислава будет решен раньше, чем мы дождемся решения Европейского суда. У нас было несколько встреч с адвокатами Мариной Дубровиной и Докой Ицлаевым. Есть готовность бороться, чтобы освободить Николая и Станислава, при наличии договоренностей совершать обмены.

Украина на всех уровнях считает Николая и Станислава политическими заключенными. И будет добиваться их освобождения. Со стороны МИДа есть готовность поднимать тему сложного состояния здоровья Станислава, выдвигать эту тему на уровне мировой общественности, чтобы было понимание, что там происходит с людьми, нужны срочные действия, направленные на помощь человеку. Его состояние ухудшается.  

Григорий Пырлик: На прошлой неделе было несколько новостей, связанных с этим делом. В частности, что Минюст России получил документы и начало рассматривать их для передачи осужденных для отбытия наказания. Насколько эта процедура приемлема для вас?

Мария Томак: То, что подал Минюст — это формальность, то, что они должны были сделать. Решение будет за родственниками и осужденными.

Михаил Кукин: Был еще вариант, что Карпюк готов написать прошение о помиловании.

Мария Томак: Но сначала должны быть договоренности. До того, как будут политические договоренности, он не будет подписывать помилование. Он имел ввиду, что готов на такой сценарий, который был применен в случае с другими освобожденными людьми. Поскольку это дело политическое, должно быть помилование. Думаю, это возможно. Есть люди, в которых Россия заинтересована.

Во время приездов адвокатов на прошлой неделе, оказалось, свидетель в деле против Карпюка и Клыха Александр Малофеев является и свидетелем против других — чеченцев, которые сидят в СИЗО. Это фигура, с помощью которой «клепают» множество дел.

Григорий Пырлик: На прошлой неделе была встреча омбудсменов Валерии Лутковской и Татьяны Москальковой. Поднимался вопрос, чтобы представители российского омбудсмена проведали Станислава Клыха и Николая Карпюка в СИЗО. Сейчас есть ли жалобы на условия содержания?

Мария Томак: Жалоб на содержание у Николая Карпюка нет. Мы ощутили, что чеченцы доброжелательно относятся к украинцам. У Николая приподнятое настроение, боевой дух. Он доволен, что Украина проявляет к нему интерес.

Михаил Кукин: Тамара Ивановна, вы говорили, что Станислав не верит в освобождение.

Тамара Клых: Это, наверно, в связи с его психическим состоянием. Он один раз говорил: «Да, мама. Может и быть».

Михаил Кукин: А вы сами верите?

Тамара Клых: Да.

Михаил Кукин: Мария, с кем вам приходится контактировать?

Мария Томак: Сегодня мы передадим заявление от Тамары Ивановны в адрес омбудсмена в связи с будущим визитом Москальковой или ее представителей, уже передали документы для будущего визита. Был запрос от адвокатов, чтобы визит состоялся в их присутствии. У нас есть формат рабочей группы в МИД. На прошлой неделе была встреча. Мы пытаемся решать тактические вещи. Опосредовано контакт есть.

Мы услышали заверение и от людей, которые исполняют функции, связанные с гуманитарными вопросами в администрации президента, что работа ведется.

Григорий Пырлик: Была проблема, связанная с передачей документов из Верховного суда Чечни адвокатам, чтобы расширить апелляцию. Известно ли о продвижении этого вопроса?

Мария Томак: Пока подвижек нет. Может сегодня будет что-то. Но Дока Ицлаев высказывает подозрение, что протокол судебного заседания, о котором идет речь, переписывают. Огромное количество процессуальных нарушений. Я уже не говорю о сути процесса.

Михаил Кукин: Могут быть изъяты какие-то свидетельства?

Мария Томак: Возможно, не изъяты, а подкорректированы.

Михаил Кукин: Тамара Ивановна, кто вам помогает? Вы и Мария говорили о хорошем отношении чеченцев там.

Тамара Клых: Они помогали словами. Рядовые надзиратели, когда я была 11 июня, старались, чтобы я подошла к сыну, подержала за руку. Они говорили, что им очень жаль Станислава, они стараются пойти навстречу, помочь. Я взяла две шоколадки, с которыми меня пропустили, я отдала их Коле и Стасу. Они с удовольствием поели. Консулу Александру Ковтуну разрешили купить им воды, сока, потому что мы ждали три часа до суда.

Когда передавали передачу, шли в СИЗО на свидание к Стасу, все люди спрашивали: «Вы Стаса мама? Мы так сочувствуем. Так его жалко. Мы сами пострадали от этой войны».

Люди очень хорошо относятся, но они ничего не могут сделать. Ведь 85 % зависят от России.

Григорий Пырлик: Когда вы в следующий раз планируете поехать к сыну? Какая помощь нужна?

Тамара Клых: Если предложат — и сегодня поеду. Огромное спасибо всем, кто видел, слышал. Спасибо Марии Томак.

Мария Томак: Сейчас многие включаются в поддержку. Народные депутаты проявляют инициативу. На странице LetMyPeopleGo есть карточный счет и блогера Эвелины Ганской, которая помогает Тамаре Ивановне. Можно перечислить туда.  

 

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.