Налоговая насчитывает плату за уничтоженную войной недвижимость, — нотариус

27 апреля 2016 - 19:35 196
Facebook Twitter Google+
Евгений Незнайко, нотариус из Станицы Луганской рассказывает о том, с какими бюрократическими коллизиями ему как нотариусу приходится сталкиваться

Михаил Кукин: Часто ли к вам обращаются переселенцы?

Евгений Незнайко: Где-то 20-30% от всех клиентов.

Елена Терещенко: Я знаю, что история с вашим нотариальным архивом иллюстрирует не ужасы войны, а неповоротливость нашей украинской бюрократии. Расскажите эту историю.

Евгений Незнайко: Когда в Станице Луганской, где я жил, только начинались оккупационные движения и в нее вошли казаки, то Луганск уже был практически полностью оккупирован. На фоне всех этих событий я стал подумывать о безопасности своего архива. Обратившись в Управление юстиции, я получил предложение сдать свой архив в Луганск. Напоминаю, что он на то время уже практически не контролировался Киевом. Естественно, данным рекомендациям я не последовал.

После начала активных боевых действий, когда не было ни света, ни охраны, мой офис взломали, и архив был поврежден. Милиция зафиксировала взлом только через месяц. В последствие я снова обратился в Управление, объяснил ситуацию, после чего мне настоятельно порекомендовали сдавать архив в любом состоянии, хоть и в поврежденном. И я сдал его в Старобельск. Так как часть дел отсутствовало, стал вопрос о том, что меня могут лишить лицензии за то, что я не сберег свой архив. То есть получается, что если бы я сдал архив в Луганск и он бы достался сепаратистам — нарушений бы не было? Очень странная позиция Министерства юстиции.

Елена Терещенко: С какими проблемами чаще всего обращаются переселенцы?

Евгений Незнайко: Самое частое обращение — заявление согласия на перевоз детей из неподконтрольных территорий на большую землю и назад. Некоторые умудряются там продавать свои квартиры и нужно как-то эти сделки оформлять. Все это происходит в украинском правовом поле, потому что в непризнанных республиках нотариат задекларирован, но по факту не работает. У них нет возможности оформлять подобные сделки.

Михаил Кукин: Признают ли те самопровозглашенные власти документы, оформленные здесь?

Евгений Незнайко: За дополнительную плату происходит процедура так называемой легализации. Человек совершает сделку по украинскому законодательству, приезжает в «республику» несет их в какое-то «министерство», там сидит специально обученный человек, который принимает решение — легализовать сделку или нет по определенному тарифу.

Елена Терещенко: Я знаю, что у предпринимателей возникают проблемы, связанные с арендой земли. К вам с этим обращаются?

Евгений Незнайко: У многих предпринимателей была земля в аренде: под супермаркетами, производственными помещениями, шахтами, полями и т. д. Люди потеряли бизнес, выехали на подконтрольную территорию, а в это время налоговая насчитывает арендную плату за период с 2013 по 2015 годы, и продолжает насчитывать по сей день. Помимо арендной платы требуют уплаты пени и штрафов за неуплату.

Также до сих пор стоит вопрос об уплате налогов за недвижимость, которая была уничтожена и разрушена в ходе боевых действий.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.