Слушать

Нардепов исключили из процесса назначения и увольнения судей, — Козлов

04 января 2017 - 15:57 342
Facebook Twitter Google+
Очень хорошо, что у президента остаются лишь церемониальные функции, а Верховная Рада исключена из этого процесса, говорит член Высшей квалификационной комиссии судей Андрей Козлов

5 января вступит в силу подписанный президентом Украины закон о Высшем Совете правосудия. Это орган, который сможет увольнять судей, вносить Президенту представление на их назначение, привлекать к дисциплинарной ответственности. Подробнее о функциях Высшего совета правосудия говорим с членом Высшей квалификационной комиссии судей Андреем Козловым.

Сергей Стуканов: Подписывая этот закон, президент сказал, что он нивелирует политическую составляющую в судебной ветке власти. Так ли это?

Андрей Козлов: Я бы здесь согласился с президентом, потому что наконец-то Верховная Рада вообще исключается из процесса назначения или увольнения судей.

Наталья Соколенко: Почему это не было хорошей практикой, когда парламент, избранный народом, принимал участие в формировании судейской ветви власти?

Андрей Козлов: Вообще плохо, когда органы публичной власти — законодательной или исполнительной — влияют на судебную власть, тогда исчезает ее независимость. Поэтому очень хорошо, что у президента будут только церемониальные функции и, что Верховная Рада исключена из этого процесса.

Теперь с момента, как судья назначен, его связь с тем, кто его назначил разрывается — это, наверное, самое большое достижение реформы. Раньше судья назначался сначала на 5 лет и президент мог его уволить, соответственно судья действовал с оглядкой на президента. С другой стороны, он смотрел в будущее — хотел в последствии быть назначенным бессрочно, а этим занималась Верховная Рада.

Сергей Стуканов: То есть субъектов, на которых судьям надо оглядываться, сейчас нет?

Андрей Козлов: Разумеется, судья подлежит дисциплинарной ответственности. Конкретизирован и расширен список случаев, когда он может быть к ней привлечен. Но этим будет заниматься Высший совет правосудия, и плюс этого органа в том, что он состоит из судей больше, чем наполовину.

Таким образом, в первую очередь, происходит оценка внутри профессионального сообщества. И с обновлением этого профессионально сообщества, я надеюсь, судьи станут значительно более независимыми. Конечно, помимо пряников есть и кнуты. Среди достоинств этого закона — в случае рассмотрения вопроса о взятии судьи под стражу, о его задержании, судья не будет оповещаться. Ему будет сложно сбежать, как это обычно происходило.

Наталья Соколенко: Общественный совет добропорядочности — это некий общественный контроль за работой Высшей квалификационной комиссии судей. А есть ли подобный орган или другая возможность общественности контролировать Высший совет правосудия?

Андрей Козлов: Закон о Высшем совете правосудия вносит изменения в ряд существующих законов, в том числе Общественный совет добропорядочности получает дополнительные рычаги влияния. Если раньше, при назначении судей, Общественный совет мог дать негативное заключение рекомендательного характера, которое попадало в досье, то теперь в общем усилена позиция этого негативного заключения. Если оно есть, то Высшая квалификационная комиссия судей может дать рекомендацию подобному кандидату, только если за это проголосуют 11 из 16 ее членов, то есть почти три четверти.

Сергей Стуканов: Президент выказал надежду, что Высший совет правосудия заработает эффективно уже в 2017 году, на ваш взгляд, это возможно?

Наталья Соколенко: Учитывая то, что его члены пока что не обновляются. Сейчас Высший совет юстиции, а с завтрашнего дня будет называться Высший совет правосудия, но люди пока те же самые?

Андрей Козлов: Сейчас предстоит избрание еще 5 или 6 членов-судей. Во-вторых, нынешние члены Совета проработают до 30 апреля 2019 года максимум, или до истечения 4-х летнего срока их полномочий. То есть обновление начнется, оно будет происходить. Разумеется, обновится судейский корпус, судьи пройдут квалификационное оценивание, возможно, возникнут какие-то новые суды в ближайшие годы.

Тут необходимо соблюсти какое-то равновесие между обновлением и континуитетом — продолжением действия государственных органов. Если сейчас все обнулить, как было однажды, и просто убрать этот орган из системы органов власти на неопределенный период, пока будут избраны новые члены — мы получим коллапс судебной системы. Невозможно будет ни назначить судей, ни привлечь к дисциплинарной ответственности.

Честно говоря, я вижу, что у многих членов того же Высшего совета правосудия есть желание работать по-новому. Общество, пожалуй, может дать еще один шанс, тем более, что через некоторое время обновление произойдет естественным путем.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.