Слушать

Нас ждали в ЕС еще раньше, чем Польшу, — Владимир Лановой

03 мая 2016 - 20:23 3495
Facebook Twitter Google+
Экс-вице-премьер Украины и экс-министр экономики критикует первые шаги нового правительства

volodymyr_lanovyy.jpg

Владимир Лановый // «Громадське радио»
Владимир Лановой

С Владимиром Лановым, доктором экономических наук, экс-вице-премьером, говорим об украинской экономике.

Михаил Кукин: Что вы думаете по поводу влияния длительных выходных на экономику страны?

Владимир Лановой: Есть трудовые циклы. Нужно высыпаться, быть на солнышке. Есть две стороны. Нет людей для экономики, есть экономика для людей. Люди не могут получить деньги в кассах, оплатить счета, вот это плохо. Я считаю, что 1-2 дня для сферы обслуживания достаточно. Нация сама вырабатывает удобный ритм работы.

Алена Бадюк: 1 мая были повышены тарифы на газ и электроэнергию.

Владимир Лановой: Нужно рассказывать о том, что цены устанавливаются не от себестоимости. В «Укргазвидобуванні» или у «Нафтогазі України» зарплата председателя правления — миллион гривен. Если сказать, что цены должны быть равны затратам, то они завтра еще в два раза больше принесут. Они купят не 5 лимузинов, а 25 лимузинов для офиса. Я не думаю, что правительство этого не понимает.

Алена Бадюк: Есть ли риск неплатежей на этом фоне?

Владимир Лановой: Конечно. Они хотят, что половина населения платит через субсидии, а вообще оплачивает 90% населения. Только 40% людей способны оплатить. Теперь государство должно 80% перевести на субсидии. Это не экономическая, а содержательная модель. Это «карточная система». Люди должны зарабатывать и платить. За всем этим стоит энергетическая мафия.

Михаил Кукин: Повышение тарифов — одно из первых решений нового правительства.

Владимир Лановой: Новое правительство показало, что ему абсолютно безразлично общественное мнение.

Алена Бадюк: Есть мнение, что повышение тарифов — это требование МВФ. Насколько это соответствует действительности?

Владимир Лановой: Это не так. Эму важно, чтобы бюджет был без дефицита или с малым, который может быть обслужен. Первое, что надо делать, это распустить нефтегаз Украины. Там 120 предприятий, объединены в одну компанию. Они могут покупать самый дорогой газ за границей. Когда эти адепты нового правительства говорят, что у нас рыночная цена. Они, наверное, не знают, что есть внутренний рынок. На нем цена устанавливается по условиям наихудшего производству.

Михаил Кукин: Что вы имели ввиду, когда сказали, что контрреволюция в Украине началась в 1994 году?

Владимир Лановой: Практически два года длилась национально-освободительная революция, которая закончилась образованием независимого украинского государства, изменениями в структуре политикума. Я считаю, что эта была революция. Потом был критический момент, Кравчук пошел на уступки.

Алена Бадюк: Что мешает малому бизнесу развиваться?

Владимир Лановой: Вопрос в том, кто получает финансовый ресурс. Это «Нафтогаз України», «Укрзалізниця». А вы слышали, чтобы малый или средний бизнес получил кредит по доступным процентным ставкам? У нас малый или средний бизнес — теневая экономика. Он выживает сам по себе. Они одалживают друг другу. Они способны реструктуризироваться.

Михаил Кукин: У нас большие состояния заработать нельзя, можно только «оседлать» денежные потоки?

Владимир Лановой: Самая большая наша беда — это денежная система. Мы три раза глубоко разрывали экономику из-за того, что лопались банки, деньги, курсы.

Олигархи — это те, кто владеет заводами в неограниченном количестве и получили это из рук государства, а не построили это сами. Они не могут контролировать все. Они добиваются бесплатных государственных заводов, из которых можно выкачать прибыль.

Михаил Кукин: У нас не радостные перспективы?

Владимир Лановой: Мы ничем не хуже, чем Польша или Чехия. Мы опережали их по реформам. Нас в Европейском Союзе ждали раньше, чем их. Но нам напечатали массу «карбованцев». 

Плохо, что представители современной власти не понимают, что происходит.

Михаил Кукин: Это не потому, что они рассматривают страну как приусадебный участок: пока есть урожай, мы его собираем, а если что уедем в Монако?

Владимир Лановой: На самом деле цинизм дошел до крайних своих пределов, когда люди просто не ставят перед собой другой задачи, как только прийти и заработать себе деньги. Они приходят в министерство не для того, чтобы сделать реформы, у них нет плана реформ. Управлять базаром – это одно, а управлять страной – другое.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.