Слушать

Наставничество — это больше, чем дружба с ребенком, — Леся Матвеева

22 октября 2016 - 06:30 142
Facebook Twitter Google+
Институт наставничества официально введен в Украине. Как это поможет сиротам? И чем рискуют взрослые, которые берут детей под опеку?

Говорим с психологом Лесей Матвеевой.

Анастасия Багалика: Что такое наставничество и какие обязанности будут у наставников?

Леся Матвеева: Согласно закону, который принят, обязанности наставника — быть не просто другом, а помочь ребенку профориентироваться, социализироваться, быть другом и поддержкой.

Наставник — это не папа и не мама. Он не может усыновить ребенка, это первое, что должны понять дети и наставники. Но это больше, чем дружба. Наставник берет на себя огромную ответственность помочь ребенку социализироваться, поднять самооценку, воспитать в нем чувство собственного достоинства, помочь не быть изолированным от общества, найти себя в нем, стать для ребенка связующим звеном с обществом, в котором ребенку придется жить.

Анастасия Багалика: Зачем вводится такая роль: не приемных родителей, которые берут на себя всю ответственность за ребенка и хотят быть с ним рядом всегда?

Леся Матвеева: Есть много людей, которые хотят помочь и не знают, куда сдать деньги, что купить или где есть нужды. Но детям этого далеко недостаточно. Это нужно, но это лишь базовые потребности, которые необходимы. Но для того, чтобы вырасти полноценной личностью, человеку нужен человек.

Ирина Ромалийская: Не хватает людей, которые в детских домах?

Леся Матвеева: Нет. Психика развивается с самого раннего возраста, в младенчестве. Базальная человеческая потребность — условие для того, чтобы развитие пошло нормально, чувствовать себя защищенным, и сформировать связь с одним человеком, который эту безопасность гарантирует, который становится значимым другим.  

В детских домах таких персон нет. Есть воспитатели, которые меняются. Так называемые родительские фигуры — это необязательно кровные родители. И наставник может стать таким человеком. В этой связи и в отношениях формируется психика.

Когда ребенок осознает, что его видят, принимают, любят, у него начинает формироваться здоровая самооценка, уверенность в себе, доверие к миру. А в детстве должна быть сформирована установка доверия к миру. Если ее нету, ребенок переживает опыт оставлености, ведь у многих есть травматический опыт, он формирует установку недоверия к миру. Дальше им очень сложно интегрироваться в общество.

Наставник может это изменить. В детстве формируются основы психики. Но мы продолжаем развиваться на протяжении всей жизни.

Наставник, придя в жизнь ребенка, может изменить этот опыт, показать другие возможности.

У нас в обществе есть раскол: сироты и остальные дети. Сирот боятся, потому что есть заранее поставленный штамп как неблагополучные. Все знают страшилку: будешь плохо себя вести, отдадут в детдом. К сожалению, у нас до сих пор во многих семьях эта страшилка живет. И такое шаблонное отношение к сиротам остается.

unnamed_1.jpg

Леся Матвеева // «Громадське радио»
Леся Матвеева

Эти дети нуждаются в людях, которые им опровергнут этот штамп. Если наставник дает такую возможность, он помогает не просто меняет судьбу одного человека, он запускает волну изменений в обществе.

Ирина Ромалийская: Какие риски ждут ребенка в случае наставничества? Например, ребенок будет наедятся, что его заберут в семью.

Леся Матвеева: Наставников готовят. И к таким ситуациям в том числе. Ребенок понимает, что в его жизнь пришел не просто человек, на которого он смотрит и надеется, что тот его заберет. Это человек, с которым он формирует отношения. Он присутствует в его жизни.

Задача наставника, чтобы ребенок понимал, что он в любой момент может обратиться, что он не замкнут в этой системе, которая его изолирует, что в мире он кому-то нужен.

Анастасия Багалика: Есть большая вероятность, что взрослый привяжется к ребенку.

Леся Матвеева: Наставничество уже какое-то время существует в Украине. Есть организация «Одна надія», которая уже семь лет этим занимается. Там есть истории таких отношений наставников и детей, которые длятся очень долго. Именно потому, что они привязываются друг к другу. На мой взгляд, это хорошо.

Анастасия Багалика: Наставничество рекомендовано с определенного возраста?

Леся Матвеева: Есть рекомендации, что совсем меленьким детям наставников не дают. Маленькому ребенку сложно понять, что это только наставник, который не может его усыновить. Дети до 6-7 лет формируют другой тип привязанности. Они могут воспринимать наставника своим родителем.

Ирина Ромалийская: Какие психологические риски есть у наставников?

Леся Матвеева: Нужно понимать, что это огромная ответственность. Должны быть достаточно высокие требования к кандидатам в наставники. И может быть иллюзия, что это будет что-то прекрасное, красивое, а есть желание сделать что-нибудь хорошее. Но в реальности все может быть не так красиво.

Первая сложность, с которой столкнется наставник, — то, с какими сторонами собственной личности он может столкнуться в этих отношениях. Это может быть чувство собственной слабости, злости, отчаяние.

С родными детьми отношения не бывают односторонними и только со знаком «+». Мы все устаем, злимся, радуемся. Так происходит в любых отношениях. И у наставника с подопечным будут такие же отношения — самые разные. Нужно учитывать то, что практически все эти дети с непростыми судьбами. Здесь гораздо сложнее расположить к себе ребенка, добиться доверия. И это будет сложно.

Анастасия Багалика: Как общаться с ребенком так, чтобы принести ему пользу, а не сиюминутную радость?

Леся Матвеева: Как с нормальным и обычным человеком. Они нуждаются в том, чтобы в них видели личность. Есть понятие «синдром сироты», который вырабатывается у детей в детских домах и интернатах. Именно то, что их постоянно пытаются порадовать, подарить подарки, создает ощущение того, что тебе должны, потому что тебе сделали что-то плохое, загладить чувство вины. Если наставник будет стараться делать только праздник, это может создать у ребенка подобное ощущение.

Увидеть в ребенке личность со всеми его качествами — первое, что должно быть.

Ирина Ромалийская: Что может случится, чтобы наставник был готов отказаться от наставничества?

Леся Матвеева: Дети могут быть агрессивными, не желать идти на контакт, драться и говорить неприятные слова, проверять наставника на стойкость. Это и есть проверка на серьезность намерений.

Анастасия Багалика: Что дальше, когда контакт построен?

Леся Матвеева: По статистике лишь 10% воспитанников интернатов реализуются в жизни. К сожалению, выпускники интернатов из-за того, что не могут определиться в жизни, устроиться, часто рожают детей, который тоже попадают в интернаты. Наставник может выдернуть ребенка из этого круга.

Он может помочь ему построить планы на жизнь, как можно раньше поможет определится с целью в жизни, обнаружит таланты, может поговорить, насколько важно получить образование, начать работать, а потом создавать семью. Наставник своим примером показывает качество отношений. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.