Слушать

«Навіщо тобі собака? Заведи дітей», — из перформанса о женщинах

08 марта 2016 - 17:11 220
Facebook Twitter Google+
Перформанс «Мене бісить» посвящен гендерным стереотипам. Его основная задача — озвучить проблемы, о которых не принято говорить

agamyan_0_0_0.jpg

Мариам Агамян.jpg // «Громадське радио»
Мариам Агамян

О том, почему нужно следить за употребленим фраз, к которым мы привыкли, рассказывают режисерка перформанса «Мене бісить» Мариам Агамян и его участница Яна Дзюбенко. 

Наталья Соколенко: Вас «бесят» поздравления с 8-м марта?

Мариам Агамян: Поздравления с 8-м марта — это проявление всех симптомов одновременно, но они существуют в течение всего года. Я говорю о вещах, которые прочно входят в культуру, и если не проговаривать, то их сложно изменить. И это не о том, что мы сейчас выпустим пар и разойдемся. Сегодня в центре Довженко в 18:30 будет читка и дискуссия. Вход свободный. Мы хотим беседовать не о режиссуре, не об актерской игре, потому что мы не актеры. Мы будем говорить о том, что написали люди. Я просила прислать тексты с ответом на вопрос «что вас бесит?». В этот раз тематика была феминистическая.

Наталья Соколенко: Яна Дзюбенко также присутствует в нашей студии. Вы будете озвучивать свой текст или чей-то?

Яна Дзюбенко: Я буду читать чужой текст, который режиссерка позволит мне выбрать. Либо это будет текст, который попадет ко мне случайно. Есть ряд причин, почему эти тексты не озвучивают их авторы: то ли они не хотели называть свои имена, то ли не смогли попасть на перформанс.

Евгения Гончарук: Много пришло текстов? Похожа тематика того, что бесит женщин?

Мариам Агамян: Письма приходили не только от женщин. Текст мог написать человек любой идентичности. Здесь речь шла о патриархате. Мой племянник меня спросил, может ли он написать текст. Я сказала, что если ты не отращиваешь волосы, потому что тебя будут дразнить девчонкой, то эта та же самая проблема. Общество порождает стереотипы, и ты вынужден в нем существовать каким-то образом.

Мне прислали 12 текстов. Поначалу откликнулись только знакомые мне люди, а когда начали появляться сообщения от людей, которых я не знаю, то это очень большой кредит доверия, потому что это личные тексты, и люди готовы ими делиться. Темы очень разные. Женщина, у которой трое детей, написала, что ее «бесит», когда на мероприятиях ее спрашивают только о том, с кем остались дети. Мужчину, скорее всего, о таком не спросят. Это была моя знакомая. И я подумала, что могла бы и сама об этом спросить. Я не понимала, что это инструмент давления.

Наталья Соколенко: Я всегда это спрашиваю своих подруг и никогда не спрашиваю у друзей. Давайте еще пару примеров.

Мариам Агамян: Примеров масса. На прошлую читку я пригласила свою подругу, которая накануне опубликовала пост в Facebook о том, что на нее было совершено нападение, ее хотели изнасиловать, но реакция окружающих в комментариях была совершенно неадекватной. Это были шутки. «Наверное, ты просто очень красивая, а маньяк — просто дурак, ведь был без ножа». Я понимала, что ее пытаются поддержать, но в общем было достаточно дико. Она читала свой текст. Ее «бесило» то, что правоохранительные органы не приняли заявление, потому что «отсутствовал состав преступления», хотя это неправда.

Евгения Гончарук: Какова реакция публики на проект?  

Мариам Агамян: Первые три читки мы оставляли без обсуждения. Одна из идей — все, что «бесит», может быть комфортно озвучено в обществе, ведь обычно хорошо воспринимается только позитив. Театр безопасен для участников: со сцены может звучать все.

Наталья Соколенко:  Что вы хотите получить в результате дискуссии?

Мариам Агамян: Я не строю каких-то ожиданий, но мне хотелось бы, чтобы после озвучивания вопросов мы могли работать с темами, которые подняли.

Наталья Соколенко: Почему в обществе, которое держит курс на евроинтеграцию, уровень насилия в семьях остается высоким?

Мариам Агамян: Никакая статистика не будет полной, потому что об этом не говорят. 

Всегда, когда мы упоминаем о насилии, нужно делать акцент на том, кто совершил насилие. Поэтому не стоит употреблять слово «жертва», корректно заменить его на «тот, по отношению к кому было совершено насилие».

Евгения Гончарук: Есть возможность прочитать часть текстов?

Мариам Агамян: Я прочту концентрат, построенный из фраз, которые постоянно слышит одна из участниц перформанса. Она будет его читать сегодня. «Дівчинко, ти надто амбітна! Тобі не личить така агресія! Згориш передчасно, бо жінці не властива така цілеспрямованість! Ти ще не народила, тому ти не виглядаєш переконливо. Навіщо тобі собака? Заведи дітей. От народиш — зрозумієш! Скільки тобі? 31? А коли ж ти народжуватимеш? Тобі час зупинитися. Знайди гарного чоловіка. Ти не можеш мати багато чоловіків, бо всі думатимуть, що ти курва. Ти довбана кар’єристка! Їж! Тут мої гроші! Ти маєш бути мудра, поступайся чоловікові. Він вимагає сексу, а тобі не хочеться, потерпи кілька хвилин. Сонечко, а тобі не пора заміж? Ти куриш? Такі милі дівчатка не курять! А пройдися, я погляну на твої ноги. Тобі треба поправитись, ти надто худа. Навіщо тобі дієта? У тебе все добре, навіть замало. Жінки ж намагаються виглядати добре саме для чоловіків. Ти мужик! Жінка повинна бути прикрасою чоловіка. Купити тобі нову сковорідку? У політиці надто брудно для жінок. Що? Жінкам уже потрібен автомат. Та хто вас принижує? У вас купа прав. В Україні панує матріархат. Жінка вирішує багато чого, вона — шия. Дівчата, вітаємо вас зі святом весни, краси та жіночності!»

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.