Слушать

Названием «Каратель» мы разрушаем пропаганду, — арт-директор кафе

05 апреля 2016 - 08:42 184
Facebook Twitter Google+
«Самая большая ошибка, когда говорят: вы открылись в доме Профсоюзов. Но в нем открыться невозможно: он опечатан и закрыт. А мы — в соседнем здании», — рассказывает об открытии кафе Мария Бурдун

На Майдане Независимости теперь можно посетить кафе «Каратель». О концепции заведения, меню и оформлении говорим с арт-директором Марией Бурдун.

Евгения Гончарук: Кафе открылось 4 дня назад. Оно работает в здании дома Профсоюзов?

Бордун: Не совсем. В этом и есть самая большая проблема. Мы находимся рядом.

Дмитрий Тузов: А это где?

Мария Бурдун: Есть Федерация профсоюзов Украины — это Крещатик 18/2. А соседний дом — это Київська рада профспілок. И адрес этого дома Крещатик 16. Заведение «Каратель», которое имеет полное название: заклад спеціального призначення «Каретель». Название возникло после пропаганды российских СМИ, что все жители Украины являются карателями.

Евгения Гончарук: Откуда возникла такая идея и наполнение (камуфляж на официантах и т. д.)?

mariya_bordun_0_0.jpg

Мария Бурдун // «Громадське радіо»
Мария Бурдун

Мария Бурдун: Не совсем так. У нас принято все, что является цвета оливы и хаки считать военной формой. Я считаю, имея заведение с таким названием, абсолютно нормально одеть на официанта пиксельную футболку. Но это никак не форма. Есть государственные цвета, формы, рисунки, которые присутствуют. Мы их не повторяли и не пытаемся испоганить. Один из основателей концепта «Карателей» является АТОшником. Он безумно уважает свою форму и шевроны.

Дмитрий Тузов: А есть аналогии вашему заведению? Вот во Львове «Криївка».

Мария Бурдун: Нас пытаются сравнивать. Но «Криївка» разворачивает исторические моменты по УПА, а у нас — новітня історія України с начала Майдана.

Дмитрий Тузов: Что еще у вас интересного: РПГ на стенах, например?

Мария Бурдун: РПГ на стенах — это вы загнули, но ПТУР есть. В декоре есть гильзы, ПТУРы, осколки, фотографии.

Евгения Гончарук: Из АТО?

Мария Бурдун: Все оттуда. Последнюю гильзу от «Града» нам передали за сутки до открытия.

Дмитрий Тузов: Какая музыка звучит в заведении?

Мария Бурдун: Только наша патриотичная. Сейчас украинские музыканты делают качественный продукт. Есть из чего выбрать.

Евгения Гончарук: А что у вас в меню?

Мария Бурдун: У нас есть «Жаренные снегири», шашлык «Верховна зрада». Все названия блюд — это те заежженые фразы из пропаганды, которая появлялась все это время. Мы ничего не выдумывали — брали уже готовые фразы.

Евгения Гончарук: Многие возмущены названием, меню. Почему люди остро реагируют?

Мария Бурдун: Максимально остро реагируют те, кто не был. Те, кто был, даже до открытия — смотрели, спрашивали. История Профсоюзов то всплывает, то затихает. Самая большая ошибка, когда говорят: вы открылись в доме Профсоюзов. Но в нем открыться невозможно: он опечатан и закрыт. А мы в соседнем здании. Нам уже бросали, что оно в непригодном состоянии. Но у нас есть все разрешительные документы, мы проходили все инспекции.

Место сбора для своих должно было появиться. Достаточно сказать имя, фамилию, позывной — и ты понимаешь, что они свои. Касательно иронии названия «Каратель» мнения разделяются. Я не собираюсь ни с кем спорить и переубеждать.

Если говорить о ценах — в день открытия (когда и так была скидка для тех, кто пришел в гости, бесплатные угощения, напитки, подарки), было сложно рассказывать, что у нас еще и будут постоянные скидки всем АТОшникам.

Дмитрий Тузов: А вы волонтерите?

Мария Бурдун: Я волонтерю, при чем, достаточно активно. Мне не всегда хватает времени совмещать.

Дмитрий Тузов: А чем вы занимаетесь?

Мария Бурдун: Я соучредитель ОО «Союз ветеранів антитерору». Эта организация существует уже более 1,5 года. За это время мы уже сделали немало. Мы помогаем ребятам с реабилитацией. У нас есть партнеры по всей Украине, которые бесплатно кормят, стригут бойцов. Поэтому я точно понимаю, чего не хватает ребятам, которые возвращаются из АТО.

Евгения Гончарук: А на какие средства удалось открыть заведение?

Мария Бурдун: Заведение уже существовало 8 месяцев. По факту деньги до сих пор не нашлись. Наш договор про аренду звучит так, что когда заведение начнет приносить прибыль — мы будем платить аренду.

Евгения Гончарук: Но в аренду сдает КМДА?

Мария Бурдун: Нет, КМДА не имеет отношения к дому Київської ради Профспілок. Они сами принимают решение, кому и за какие деньги сдать.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.