Слушать

Не нужно заниматься тем, что может привязать к месту, — переселенка

31 мая 2016 - 17:18 788
Facebook Twitter Google+
О том, какие изменения произошли психологическом состоянии переселенцев говорим в программе «Киев-Донбасс»

elena_levchuk.jpg

Елена Левчук // «Громадське радио»
Елена Левчук

Министерство социальной политики сообщило, что по состоянию на 30 мая 2016 года в Украине находится почти 1 млн 800 тыс. переселенцев или 1 млн 447 тыс. семей переселенцев. 854 тысяч семей обратилось за назначением денежного пособия. О том, как живут люди, проживающие на оккупированных территориях, говорим с психологом Еленой Левчук и переселенкой Ольгой.

olga.jpg

Ольга // «Громадське радио»
Ольга

Наталья Соколенко: Прошло 2 года. Вы наблюдаете изменения в психологическом состоянии переселенцев?

Елена Левчук: С одной стороны, у них произошла интеграция, они точно приобрели опыт широкого спектра. С другой стороны, у них осталась тревога, так как своего будущего они не понимают. Люди, которые решили взять на себя ответственность, до сих пор стоят у разбитого корыта.

Наталья Соколенко: С какой целью переселенцы приходили в ваши группы поддержки? Что они получали?

Елена Левчук: Во-первых, это новый опыт. В Киеве, например, переселенцы столкнулись с проблемами в поиске работы и ощущения стабильности. Киевляне по-разному к ним относились, но в этом никто не виноват.

Наталья Соколенко: Ольга, как менялось ваше состояние и ощущение жизни во время такого поворота в вашей судьбе?

Ольга: В группу поддержки, организованной «КрымSOS», я попала где-то через год после переезда в Киев.

Наталья Соколенко: Откуда?

Ольга: Из города Счастье Луганской области.

Весь этот год прошел в тревоге, потому что родители мужа остались в Счастье, где постоянно шли боевые действия. После попадания в группу психологической помощи мне стало легче — я увидела перспективы и поняла, что можно дальше жить.

Андрей Куликов: Как вас воспринимают в Киеве?

Ольга: Первое время люди постоянно обсуждали тему переселенцев. Тогда это было актуально. Сейчас люди не чувствуют, что на востоке идет война и редко обсуждают это между собой.

Существует некая неприязнь к переселенцам. Мне кажется, что если бы правительство вышло к людям и сказало о том, что нужно помочь переселенцам, чтобы они смогли работать и платить налоги, к нам бы относились дружелюбнее.

Наталья Соколенко: Вы нашли для себя род деятельности?

Ольга: На сегодняшний день я не работаю. Когда мы переехали, я находилась в декрете.

Сейчас я прошла курс терапии и пытаюсь понять, чем хочу заниматься в дальнейшем. До того 8 лет я была частным предпринимателем и имела свой небольшой бизнес.

Наталья Соколенко: А тут нет возможности его продолжить?

Ольга: На сегодняшний день я считаю, что не нужно заниматься тем, что может привязать к месту.

Андрей Куликов: Насколько типичны настроения Ольги для тех, с кем вы работаете?

Елена Левчук: Я думаю, что это характерно для большинства из них, только кто-то осознает это и действует, а кто-то — нет.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.