Слушать

Не отказывайтесь от друзей просто потому, что они россияне или украинцы, — Вагапов

23 февраля 2017 - 06:31 1107
Facebook Twitter Google+
Три года назад группу «Вперше чую» назвали бы майдановской. После Революции Достоинства музыканты не раз ездили в АТО. Почему теперь они не участвуют в концертах к годовщине Майдана?

В студии «Громадського радио» — солист группы «Вперше чую» Григорий Вагапов.

Михаил Кукин: Фронтмен группы «Вперше чую» Григорий Вагапов считает, что песня «Від Майдану до Айдару» уже не совсем кстати. Я правильно тебя понял?

Григорий Вагапов: Дело в том, что человеку, который хочет немножко пожить, нужно подальше держаться от кладбища. Я считаю, что в нашем случае важно понимать свою роль в разжигании войны. Я уверен, что сейчас, через несколько лет после всех этих событий, после того, как война зашла в каждый дом, мы понимаем, что это не какое-то стихийное бедствие, это технология рассоривания людей по национальному признаку.

Михаил Кукин: Ты имеешь в виду русских и украинцев?

Григорий Вагапов: Я имею в виду людей. В любой национальности есть категория людей, с которыми за один стол никто из нас не сел бы. Не имеет значения, украинец ты или россиянин. Хороший человек — это наднациональное понятие. Сейчас очень много усилий нужно прилагать для того, чтобы понимать, что происходит.

Михаил Кукин: Тем не менее, я не поверю, что теперь, спустя 3 года, ты думаешь, что на Майдане были плохие люди. Такая душевная атмосфера была разве что во время Оранжевой революции в 2004 году.

Григорий Вагапов: Если разобраться в технологии создания Майданов, то мы увидим их периодичность и результат, который они приносят нашему государству.

Михаил Кукин: То есть ты являешься сторонником мысли о том, что Майдан — это политтехнология в чистом виде?

Григорий Вагапов: Однозначно. Эти противостояния — это искусственные вещи. Летом 2016 года я проехал 10 тыс. км. из Киева в Кемерово. Я видел этих людей, я общался с ними. Недавно я вернулся из Санкт-Петербурга. Там проходил первый кинофестиваль технических видов спорта. В Питере я познакомился с людьми, которые специально выучили украинский язык, чтобы петь украинские песни. Никто и никогда из людей моего круга общения не подходил к человеку по национальному признаку. И это правильно.

В Сибири я встретил человека, который был ополченцем на Донбассе. Его прозвище — Геварыч. Сначала он очень заносчиво рассказывал о том, что был с той стороны. Но потом мы познакомились ближе. Я показал ему лица людей, которые были застрелены на 32-м блокпосту. Он был с той стороны и, возможно, именно его пули попали в моих товарищей. Уже через 2 дня этот человек кардинально изменился. Сначала он меня избегал, потом он подходил и извинялся. Что такое война в современном понимании? Артиллерия работает очень жестоко. Это значит, что ты не видишь результатов своих действий. Ты не знаешь, кого ты убил.

Как только ты узнаешь человека, как только ты рассказываешь ему о своих погибших друзьях, он сразу меняется.

Михаил Кукин: Многие бы сказали, что разговаривать с человеком, который стрелял в твоих побратимов, вообще нельзя.

Григорий Вагапов: Можно. Знаете как я вышел из войны? Я долго не мог простить этого людям. У меня в «Айдаре» погиб близкий друг Саша (позывной «Итальянец»). Мы с моей любимой женщиной родили ребенка и назвали его Саша. Я воспитываю своего друга по-новому. Это мой выход из ситуации. Он не может быть подходящим для всех, но это один из вариантов. Ищите свои.

Григорий Пырлик: Мы много говорим о российской пропаганде. Существует ли украинская пропаганда? На что она направлена?

Григорий Вагапов: Это, например, стихотворение «Никогда мы не будем братьями». Это и рассказы о том, что мы воюем с Россией. То есть на всю Россию легла такая тень. Я езжу туда и выступаю там, чтобы показать, что это не так. Я пою песни на украинском языке и мне подпевают. Люди после знакомства со мной меняют отношение к мой стране и хотят приехать ко мне в гости. Это народная дипломатия. Это то, что я могу сделать.

После того как я вернулся из Сибири, многие фестивали на западной Украине отказались принимать мой музыкальный проект. Это расплата за мою жизненную позицию, но я не собираюсь ее менять. Я сейчас делаю фильм по мотивам своей поездки в Сибирь. Я хочу показать этих людей.

Мы должны бороться за то, чтобы уцелеть во всем этом. За Украину нужно жить, а не умирать.

Григорий Пырлик: Украинская аудитория разделяет ваши взгляды?

Григорий Вагапов: Западная Украина отказалась принимать мою группу на фестивалях. Я говорю про «Бандерштат» и другие большие площадки. Но я эволюционировал в понимании своего места и своей роли. Я больше не стремлюсь к широкой аудитории. Я хочу петь и творить для людей, которые мыслят и разделяют мои взгляды. В каком-то смысле я таким образом подписываю себе творческий приговор. Но я ищу своих и апеллирую к ним. Мне не нужны поклонники, мне нужны друзья. Это принципиально другой подход к жизни и творчеству.

Не отказывайтесь от своих друзей просто потому, что они россияне или украинцы. Ищите в людях истину.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.