Слушать

Неизвестно какую часть российских войск выведут из Сирии, — А. Богомолов

16 марта 2016 - 06:35 435
Facebook Twitter Google+
Президент России Владимир Путин приказал начать вывод российских войск с территории Сирии. Что скрывается под этим внезапным решением? Обсуждаем с Александром Богомоловым и Игорем Тодоровым

В студии «Громадського радио» директор Института востоковедения Национальной академии Украины Александр Богомолов.

Александр Богомолов: Это заявление Владимира Путина нельзя воспринимать всерьез и буквально. Оно, безусловно, важное и уже сыграло свою роль: поднялась волна в информационном пространстве, которая отвлекла внимание от более важных вещей.

Сергей Стуканов: От каких именно?

Александр Богомолов: Сейчас начался очередной раунд переговоров по поводу сирийского кризиса. В этом процессе Россия играет ключевую роль, официально провозгласив борьбу с ИГ.

Но, на самом деле, РФ является, по сути, воюющей стороной в этом конфликте и появилась в Сирии для поддержки Башара Асада, в первую очередь.

В последнее время накопилось достаточно много материалов и доказательств в пользу того, что Россия совершила уже целый ряд военных преступлений. По этому поводу идет интенсивная дискуссия, участниками которой являются и международная дипломатия, и представители сирийской оппозиции.  

От этого и отвлекает внимание президент России своим заявлением.

Сергей Стуканов: Путин вчера сказал, что российская армия выполнила поставленные задачи в Сирии. Какие реальные, а какие скрытые цели были достигнуты?

Александр Богомолов: Истинные цели не борьба с ИГ, в сторону которого было произведено наименьшее количество залпов российской авиацией. Реальная цель была поддержать режим Асада, который получал в свое время поддержку как военную, так и материальную от Ирана. В какой-то момент ее оказалось недостаточно, и положение режима пошатнулось.

Сегодня, благодаря российскому вмешательству, позиции режима укрепились.

Важно помнить, что во время боевых действий в Афганистане тоже периодически появлялись сообщения о выводе советских войск. Сейчас история повторяется.

Да, Россия поддерживает режим Башара Асада, но заинтересована ли она в его победе? Или вообще в какой-то окончательной точке в этом конфликте? Я сомневаюсь.

РФ заинтересована в продолжающейся конфронтации, потому что пока конфликт не имеет никакой финальной точки, она «банкует» за международным столом переговоров.

Сергей Стуканов: Вопрос месторождения нефти и газа играет роль?

Александр Богомолов: Играет. И не малую. ИГ озаботилось тем, чтобы взять под контроль сирийскую энергетику. В Сирии есть крупные месторождения газа, и мощности для их переработки как раз находятся на восточных территориях, которые и взяло под контроль ИГ.

В результате вся энергетика Сирии попала в зависимость ИГ. Это создало ситуацию, когда не сотрудничать с ИГ режим Башара Асада, а, соответственно, и его спонсоры РФ и Иран, не могли.

Анастасия Багалика: Сегодня появилось видео, где российские самолеты, якобы начали покидать территорию Сирии. А где российские базы?

Александр Богомолов: В провинции Латакии — официальная политическая база режима Асада, аэропорт Хмеймим, авиационная база, созданная на территории гражданского аэропорта, а также военно-морская база в Тартусе.

Сергей Стуканов: И эти базы не собираются ликвидировать?

Александр Богомолов: Нет, не собираются. И вообще неизвестно, какая часть российских войск будет выведена.

Сергей Стуканов: Вы выше упомянули о дипломатической части решения конфликта. Как вы думаете, к чему приведут эти переговоры?

Александр Богомолов: Они приведут к затягиванию или охлаждению конфликта. Режимы перемирия в финальном итоге безрезультатны, но когда они объявлены все же гибнет меньше людей.

В телефонном режиме у нас в гостях еще один эксперт: директор Центра международной безопасности и евроатлантического сотрудничества Игорь Тодоров.

todorov.jpg

 //
Игорь Тодоров

Сергей Стуканов: Некоторые уже успели сравнить заявление президента РФ о выводе российских войск из Сирии с периодическими «выведениями» советских войск из Афганистана. На ваш взгляд, вчерашнее заявление — фикция?

Игорь Тодоров: Нет никаких данных, которые подтверждали бы хоть в малой мере эту информацию. На мой взгляд, это проявление типичной КГБистской тактики: показать Западу свой характер в связи с тем, что там не хотят участия РФ в борьбе с ИГ. Идет большая геополитическая игра, и я бы не преувеличивал значение этого заявления.

Сергей Стуканов: Чего можно ожидать дальше, учитывая зачастую иррациональное поведение Путина?

Игорь Тодоров: Вполне не исключена дальнейшая эскалация С одной стороны, войска выводятся, с другой, российская авиация может усилить авиаудары, не находясь на территории Сирии.

Анастасия Багалика: Александр, воспринимают ли всерьез российские заявления на Западе?

Александр Богомолов: Путин сейчас преподнес очередной сюрприз. Это часть российской тактики. У него все ходы просчитаны. Жаль, что западная дипломатия не умет их читать.

Сергей Стуканов: Давайте вернемся к военным преступлениям в Сирии. Будут ли юридические последствия?

Александр Богомолов: С юридическими последствиями сложнее всего, потому все моменты, касающиеся военных преступлений, проходят через Совет Безопасности ООН, и Россия пока что там несомненный член, да еще и с правом вето.  И пока это не изменится, она будет там вести игру в своих интересах, а не в интересах мирового сообщества.

Материалы, тем не менее накапливаются. Я знаю, что на финальной стадии голосования находится законопроект в Конгрессе США по списку военных преступлений России в Сирии, с предложением обратится к администрации для создания трибунала по этим преступлениям.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.