Слушать

Но, друзья, Надя Савченко действительно герой Украины — журналистка Рингис

12 марта 2016 - 22:33 1191
Facebook Twitter Google+
Надежда Савченко стала символом украинского духа, о ней постоянно пишут журналисты и пользователи соцсетей. Не вредит ли медийный образ украинской летчицы восприятию ее как человека?

anastasyya_ryngys_0_0.jpg

Анастасия Рингис «Громадське радио»
Анастасия Рингис

Гостья программы журналистка Анастасия Рингис рассказывает о свежем материале про военнопленную, акцентируя внимание на личности Надежды и ее значимости для Украины и России.

В студии работают Лариса Денисенко и Олег Билецкий.

Лариса Денисенко: Часто за символом мы забываем человека. Почему общество так реагирует на Савченко?

Анастасия Рингис: Я недавно написала большой материал про Надежду Савченко «Куля проти Кремля», о том, какая она как человек и как военный. Я много раз говорила с Марком Фейгиным о Наде, какая она в тюрьме. Адвокат отвечал, что она такая, какая есть: прямолинейна, пассионарная, готовая показать средний палец, если ей что-то не нравится. С одной стороны, мы хотим иметь своих героев, а с другой, отрицаем, говорим «это неприлично».

Но, друзья, Надя Савченко действительно герой Украины Она герой не потому, что служила в вертолетных войсках и была в батальоне «Айдар», она герой, потому что вот эти год и 8 месяцев держится в тюрьме с большим достоинством, она показывает ту силу воли, которой нет у многих людей, в том числе в управлении государством, у которых эта сила воли должна быть.

Как говорит Фейгин, на ее месте поломался бы любой мужчина. На самом деле, на Надежду оказывается колоссальное психологическое давление. Не смотря на это, ей постоянно говорят, что адвокаты неэффективны, что они делают на ней пиар. На нее постоянно давят все голодовки. Вы знаете, из-за чего началась первая голодовка?

Весь мир понимает, что она сидит незаконно, что ее украли. Конечно, она ни какая не наводчица. Она была начальником разведки в «Айдаре». Первый раз Савченко начала голодовку, когда у нее две недели болело ухо, а к ней никого не допускали. Для меня история Надежды — это история человека крайне волевого. Она сама по себе феномен. Задатки стать украинской Жанной д’Арк у нее были еще очень давно. Если «копнуть» в биографию, она лет с 17 хотела быть военнослужащим и точно понимала, что хочет защищать Родину.

Она же прошла весь Майдан с 18-ой сотней. С ее характером вряд ли Надежда отсиживалась в палатках, скорее всего, была на передовой. «Открыта Россия» опубликовала видео, где Савченко становится между «Беркутом» и протестующими, потому что как военнослужащая она прекрасно понимает: «Беркут» — это люди при исполнении. Надя всегда была такой. Просто новый контекст показал ее новые качества.

В «Айдаре» она была очень жесткой. Один военный мне рассказал о том случае, когда они попали в засаду: «Я не понимаю, ей отдал приказ Мельничук или она сама решила, но я точно понимаю, что она военный до мозга костей. Просто ее оружие МИ-24. Она вертолетчица. Она мыслит, как с неба смотрит».

Ее считают, по большому счету, дезертиром. Она же была в вертолетной части, в 16-ой бригаде. Надя приехала с Майдана в свою часть, когда ребята из ее сотни шли в «Айдар». И она быстро написала заявление, не стала дожидаться перевода в пехотную часть и «срулила» в «Айдар». С юридической точки зрения, она получается дезертиром, но с точки зрения человеческой логики, мужчины не хотели, а она пошла. Как ее не считать героем, я не знаю.

Лариса Денисенко: Мы очень быстро одеваем венок на голову, но проходит немного времени, и мы можем тот же венок поставить под ноги.

Анастасия Рингис: Социологи говорят, что это присущее детям поведение. Наше общество должно расти, и мы как журналисты, должны ему помогать. Поэтому очень важно какие-то явления маркировать.

Люди, которые говорят, что из-за Нади погибли десантники, понимают, что ей просто не хватило опыта. Это издержки войны. Так бывает. Не нашлось более храбрых и опытных мужчин на тот момент, чем Надежда Савченко.

Это очень страшно оказаться в руках российского государства, когда следователь знает, что неправ, но у него есть заказ. Просто, чтобы понять контекст, в котором оказалась Надя.

Олег Билецкий: Каждой нации нужны герои, но в отличии от абстрактного образа Роксоланы, Надежде никто ничего не приписывает.

Анастасия Рингис: Мне один из собеседников сказал: «Надя прямая, как угол». Она — женщина-воин. Надежда — это очень украинский архетип, сильная волевая женщина. Это что-то, что есть в культурном поле, и никто не знает, кто станет активатором этого типа. Надя активировала архетип женской силы украинки. Мне интересно, где архетип мужской силы.

Сенцова удалось посадить «по-тихому», с Надей этого не получится. Если она умрет в тюрьме, если они ее нам вернут инвалидом или если посадят на 20 лет, это будет кол, вбитый между нашими народами.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.