Слушать

Нужна ревизия мест содержания военных заключенных во всех в/ч, – Андрей Федосеев

14 марта 2016 - 22:43 529
Facebook Twitter Google+
О проблемах содержания военных заключенных в киевском дисбате рассказывает представитель департамента реализации национального превентивного механизма офиса Уполномоченной по правам человека

Ольга Веснянка: Объясните слушателям, что такое дисбат и в чем заключается смысл деятельности Национального превентивного механизма?

andriy_fedoseyev_0.jpg

Андрей Федосеев «Громадське радіо»
Андрей Федосеев

Андрей Федосеев: Дисбат — это место, где отбывают наказание осужденные за воинские преступления военнослужащие. В Украине существует одно заведение подобного типа. Оно находится в Киеве.

Национальный превентивный механизм — негосударственная структура, которая призвана, независимо от влияния органов власти, проводить проверку мест содержания заключенных, в том числе и военнослужащих.

Ольга Веснянка: В подчинении у какой структуры находятся дисциплинарные батальоны?

Андрей Федосеев: Дисбат подчиняется Военной службе правопорядка вооруженных сил Украины — это организация, которая входит в состав Минобороны Украины.

Лариса Денисенко: Насколько проблематично получить туда доступ? Как часто вы проверяли его раньше, или эти проверки вызваны военным конфликтом?

Андрей Федосеев: В подобные заведения закрытого типа доступ всегда строго ограничен и регламентируется многочисленными инструкциями. Дисциплинарный батальон в этом смысле не является исключением. Попасть туда, например, журналисту или адвокату будет сложно.

В декабре 2012 года нами был проведен первый визит в дисбат. Тогда он находился по другому адресу и представлял собой достаточно удручающее зрелище, я имею ввиду условия заключения военнослужащих, которых, кстати, там почти не было. Если я не ошибаюсь, на тот момент там отбывали наказание двое заключенных, а персонал дисциплинарного батальона превышал сотню человек.

Учитывая то, что условия в дисбате не соответствовали минимальным международным стандартам содержания осужденных, дисциплинарный батальон был закрыт. Со временем дисбат переехал в здание киевской гауптвахты и по сей день он находится там.

Ольга Веснянка: Как после этого изменились условия содержания заключенных? Соответствуют ли они сейчас международным стандартам?

Андрей Федосеев: Военная служба правопорядка сделала многое для того, чтобы улучшить условия содержания заключенных военнослужащих. Например, по международным стандартам в каждой камере должен быть отдельный санузел. В связи с этим все камеры были переоборудованы и теперь соответствуют минимальным международным стандартам.

Ольга Веснянка: То есть санузлы появились?

Андрей Федосеев: В начале 2016 года наша группа наведалась в дисбат с учетом изменения обстановке в стране, нескольких волн мобилизации и большего количества военных правонарушений. Мы увидели, что там установили санузлы, увеличили окна и сделали многое другое.

Ольга Веснянка: Сколько там сейчас находится заключенных?

Андрей Федосеев: В конце февраля там содержалось 58 военнослужащих.

Ольга Веснянка: После каких правонарушений люди попадают в дисбат?

Андрей Федосеев: Наиболее распространенными преступлениями являются самовольные покидания части, употребление алкогольных напитков, кражи или нападения. Это именно воинские преступления, а не военные.

Ольга Веснянка: Какие проблемы вы обнаружили при последнем посещении батальона?

Андрей Федосеев: Медицинское обеспечение — одна из главных, обнаруженных нами, проблем. Приходится констатировать, что система медицинского обеспечения не реформировалась с 2013 года.

Осужденные солдаты могут по нескольку дней ждать приема доктора. Штатных докторов в дисбате как не было, так и нет.

Ольга Веснянка: Таким образом государство пренебрегает правом человека на жизнь?

Андрей Федосеев: Скорее, правом на охрану здоровья.

Лариса Денисенко: Как обстоят дела с оказанием психологической помощи заключенным?

Андрей Федосеев: Не приходится говорить о психологической реабилитации, это совсем другое направление деятельности, но определенная психологическая помощь им предоставляется.

Лариса Денисенко: Какие еще проблемы вы отметили в дисбате?

Андрей Федосеев: Мы увидели критичную ситуацию, связанную с переполненностью дисциплинарного батальона.

Ольга Веснянка: Что вы предлагаете предпринять в ситуации переполненности?

Андрей Федосеев: Мы порекомендовали как можно быстрее закончить реконструкцию старого здания дисциплинарного батальона. Эта работа уже ведется, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы.

Лариса Денисенко: Как там налажено общение с родственниками?

Андрей Федосеев: Проблема ограничения общения с близкими людьми с 2014 года практически снята, потому что были внесены изменения в соответствующих законах.

Ольга Веснянка: Вы занимаетесь только дисциплинарными батальонами? Можете прокомментировать ситуацию с профилактикой жестокого обращения с людьми в других закрытых заведениях?

Андрей Федосеев: Спектр работы нашего департамента очень широкий. Практически любое заведение, где человек находится не по своей воле, а по воле государства является объектом наших проверок.

Начиная с прошлого года, мы заметили тенденцию появления неофициальных мест заключения. Имеется в виду задержание военнослужащих Военной службой правопорядка и содержание их в неофициальных местах.

Именно поэтому стоит сделать глобальную ревизию во всех воинских частях Украины.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.