Слушать

Нужно продолжать искать останки павших во Вторую мировую, — поисковик

08 мая 2016 - 22:26 388
Facebook Twitter Google+
О том, как в Украине организован поиск и захоронение жертв Второй мировой войны рассказывает поисковик из Луганска

dmyro_orlov.jpg

Дмиро Орлов // «Громадське радіо»
Дмиро Орлов

Председатель правления общественной организации «Патриот» и поисковик из Луганска Дмитрий Орлов рассказывает об организации поисковой работе на Луганщине, Харьковщине и Донеччине.

Ольга Веснянка: Как много вам удалось сделать до начала военных действий на восточной Украине в плане поиска захоронений тел погибших во времена Второй мировой войны?

Дмитрий Орлов: Я занимаюсь этим с 2007 года. До войны мы успели системно отработать историческую основу, то есть нами была проведена работа в архивах. К большому сожалению, военных архивов на территории Украины нет. По каким-то причинам в советское время Украина передала все документы, у нас остались только истории, написанные под диктовку представителей КГБ уже после войны. Многие документы были уничтожены по причине дискредитации советского воина. Есть еще немецкие архивы, которые находятся в Национальном архиве в Вашингтоне.

Нам удалось собрать сотни тысяч документов немецкого вермахта, аналогов которых у историков нет. Мы системно все это обработали и в 2009 году вышли в поля.

Ольга Веснянка: Вас интересовали ваши земляки с Луганской области?

Дмитрий Орлов: Мой дед был боевым офицером и пулеметчиком. Он участвовал в освобождении Луганска и Донецка и даже дошел до Берлина, но никогда об этом не рассказывал.

Когда я вырос, мне стало интересно узнать правду, но я не смог этого сделать. Потом оказалось, что в Московских и немецких архивах все дорого, а в Америке — более доступно. Так я завязался с Луганской областью. Потом я увидел масштабы реальной трагедии. Все это взаимосвязано. В Харьковской области летом 1943 года, например, ширина фронта составляла 5 км., на нее наступали 3 дивизии, а это 30 военных. Через 5 дней все они погибли.

В 1945 году на острове Балатон в Венгрии, которое мы 3 месяца брали. Можете себе представить, сколько в тех полях лежит наших солдат.

Ольга Веснянка: Это не только военные украинского фронта?

Дмитрий Орлов: Это советские солдаты в общем. Мы их не разделяем.

Ольга Веснянка: Сколько семей позже обращались с просьбой найти информацию об их погибших родственниках?

Дмитрий Орлов: Люди постоянно обращаются. Сейчас открылись архивы и, зайдя на ресурс «ОБД Мемориал», можно посмотреть, где какой-то солдат якобы похоронен.

Тогда это происходило так: прошел бой, командир должен писать отчет. Он посчитал, что со 100 человек нет 70 и написал, что все остальные погибли и где-то похоронены. На самом деле они оставались в полях.

Когда мы наступали, траншеи закапывали, и солдаты оставались в них. Таким образом по всей линии фронта образовывались могилы.

Потом был выдан приказ, чтобы перенести и укрупнить могилы, но этого сделано не было.

Ольга Веснянка: Раскрыли вы какую-то загадку в результате?

Дмитрий Орлов: Мы гоняемся не за новинкой, для нас самое главное найти солдата. Восстановить имя найденного солдата очень сложно, по статистике со 100 найденных солдат, всего лишь 1 — именной.

Ольга Веснянка: Сколько павших во время войны солдат вы нашли?

Дмитрий Орлов: 100 найденных советских солдат — это приблизительное годовое количество.

Ольга Веснянка: Помните имена солдат, которых удалось опознать?

Дмитрий Орлов: В городе Изюм Харьковской области мы раскопали блиндаж за 200 м. от дороги, там лежало 4 немца, а сверху — наш. Это был Казах. У него оказалось 22 внука, 54 правнука и 2 живых сына. Именем этого солдата было названо село. После раскопок, 2 его внука приехали в Луганск, потом мы повезли останки в Казахстан. Там нас встречал губернатор западно-казахской области, это было центральное мероприятие в городе.

Ольга Веснянка: Что делают с телами найденных немцев?

Дмитрий Орлов: По статистике, на 10 найденных советских воинов — 1 немец. У нас есть Народный союз Германии, который заключил договора с местными поисковыми организациями. Тела немцев мы передаем им и за счет Народного союза Германии их хоронят на кладбище.

Наталья Соколенко: Что происходит, когда находят солдат армии Власова, например.

Дмитрий Орлов: Сейчас это практически невозможно идентифицировать.

Ольга Веснянка: А в Украине кому-то удалось найти своих родственников?

Дмитрий Орлов: Останки большинства найденных солдат отправились в Россию или Казахстан. В 1941 убили практически всех кадровых офицеров, потом солдат набирали оттуда, откуда шел фронт.

Сейчас нужно продолжать искать останки павших во Вторую мировую солдат. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.