Слушать

О чем Янукович просил Путина в марте 2014? Версия адвоката

07 февраля 2017 - 23:15 335
Facebook Twitter Google+
Дело Януковича о госизмене: узнаем позицию защиты, а также собирается ли бывший президент предстать перед украинским судом? В гостях его адвокат Виталий Сердюк

Ирина Ромалийская: В обществе уже принято называть дело, в котором фигурирует Янукович, делом о госизмене. Но там есть несколько статей, в частности вменяется госизмена — ст.111, пособничество в действиях, имевших целью разрушить территориальную целостность Украины и пособничество ведения агрессивной войны — ст.110 и 437 УК Украины.

Виталий Сердюк: Абсолютно верно. И эти статьи, и большая половина статей действующего Уголовного Кодекса, различными ведомствами и управлениями Генеральной прокуратуры вписаны в целый ряд обвинений против Виктора Януковича. Такая ситуация имеет место, я ее подтверждаю, с ней мы и работаем последние три года.

unnamed_2_1.jpg

Виталий Сердюк // «Громадське Радио»
Виталий Сердюк

Ирина Ромалийская: В нашей студии был прокурор Руслан Кравченко, который ведет это дело. Он пояснил нам, что Виктор Янукович подписал то самое письмо в адрес президента РФ Владимира Путина с просьбой ввести войска в Украину и подобное письмо было подписано Виктором Януковичем в адрес Совета Федерации. Именно наличие писем, по версии прокуратуры, позволило Совету Федерации проголосовать за введение войск в Украину, начав войну. Какая позиция защиты?

Виталий Сердюк: Отсутствует как состав преступления в действиях Виктора Януковича, так и событие преступления в целом. 

Ирина Ромалийская: Не подписывал?

Виталий Сердюк: По поводу подписания он отдельно выражался на своей пресс-конференции, что письмо было подписано, однако для того, чтоб установить, какое именно письмо, в какой редакции, когда подписал, с какой целью, какие были правовые основания подписания некого письма (на счет редакций есть большие вопросы, исходя из материалов дела), необходимо провести всего одно следственное действие — его допрос. То, о чем говорил он в Ростове-на-Дону 28 ноября, чего защита требует на протяжении последних двух месяцев от Генеральной прокуратуры. Провести допрос, чтобы расставить точки над і, понять для себя, всех граждан Украины, что тогда происходило, и с какой целью письмо подписывалось.

Сергей Стуканов: Письмо, которое Чуркин передал в Совет безопасности, которое стало известно широкой общественности? По версии защиты текст не соответствует тому, что было подписано?

Виталий Сердюк: Нет. Вы неправильно меня понимаете. То, о чем говорилось сейчас, — необходимость услышать прямую речь, положенную на официальные документы, на протокол допроса, от Виктора Януковича. После того, как он официально скажет эти слова (а он их обязательно скажет, мы добьемся этого), можно будет получить его прямой ответ на все эти вопросы. Защита настаивает на том, чтобы страна услышала эти слова лично от него. Это и его позиция.

Ирина Ромалийская: Письмо, которое показывал Чуркин на Совете безопасности ООН, в котором Виктор Янукович просит Путина ввести войска…

Виталий Сердюк: Не просит ввести войска. Ввести войска — это формулировка, которая была навязана нашему обществу Генеральной прокуратурой. Если посмотреть текст письма: «использовать войска».

Ирина Ромалийская: Я процитирую: «В этой связи обращаюсь к президенту России В. В. Путину с просьбой использовать Вооруженные силы Российской Федерации для восстановления законности, мира, правопорядка, стабильности и защиты населения Украины».

Виталий Сердюк: На сегодняшний день защита умышленно уклоняется от трактования, предоставления каких-то пояснений касательно обстоятельств подписания данного письма, потому что это должен для начала прокомментировать лично Виктор Янукович. Над этим мы работаем, эти показания, несмотря на то, что Генеральная прокуратура всеми силами старается их не принимать, будут даны и, я надеюсь, в ближайшее время.

Сергей Стуканов: Получается, слово «использовать вооруженные силы» может трактоваться по-разному? На мой взгляд, вооруженные силы можно использовать только одним образом — с помощью военной силы принуждать государство или другие силы к необходимым целям.

Виталий Сердюк: Трактование данного термина, исходя из законодательных формулировок, гораздо шире. Это и использование войск для охраны границы, которая в тот момент де-факто не защищалась; использовать разведпотенциал. Есть множество трактований.

Для чего подписывалось письмо, когда и при каких обстоятельствах, было оно одно или два, почему в деле у Генпрокуратуры находится два экземпляра одного итого же письма с разными формулировками — на все эти вопросы необходимо услышать позицию Виктора Януковича.

Ирина Ромалийская: Есть два письма?

Виталий Сердюк: В деле, которое мы видели во время рассмотрения вопроса о согласии на заочное досудебное расследование, Генпрокуратура предоставила одно письмо за подписью Виктора Януковича, второе письмо было без подписи Виктора Януковича с напечатанной датой, третье, некое задекларированное письмо, существует по версии Генпрокуратуры, и подавалось в адрес Совета Федерации, однако в материалах дела мы его не видели и не можем подтвердить его существование.

Несмотря на наличие многих различных трактовок письма, чтобы двинуться дальше, можно было кому-либо предъявить обвинение, необходимо заслушать мнение Виктора Федоровича. И оно будет дано — защита может гарантировать, что на том или другом этапе мы выжмем с Генеральной прокуратуры необходимость получения показаний.

Ирина Ромалийская: Вы говорите, что не можете подтвердить наличие второго письма в адрес Совета Федерации. А Виктор Янукович подтверждает, что было такое письмо?

Виталий Сердюк: Виктор Януковч в настоящий момент не подтверждает, поскольку он не допрошен.

Ирина Ромалийская: Вам подтверждает?

Виталий Сердюк: По этому поводу первый раз вопрос о письме и обвинении прозвучал на допросе в Святошинском суде. Это дело, которое мы сейчас обсуждаем, вокруг этого письма – будет ответ обществу, и он будет очень интересный. Но это дело было сформировано за два дня.

Ирина Ромалийская: Вам он подтверждает или нет?

Виталий Сердюк: Я не задавал этот вопрос. Не задавал, потому что на тот момент информации о втором письме не было, как и сейчас ее официально нет.

Сергей Стуканов: Я предполагаю, когда бывший президент Янукович составлял письмо, было два варианта, но подписал он один из них по вашим словам.

Виталий Сердюк: Зачем гадать?

Сергей Стуканов: То, которое не было подписано, не было отправлено, оно не может иметь тот самый вес, что имеет отправленное?

Виталий Сердюк: Уголовный процесс и обвинение человека в тяжких преступлениях не предполагает гадания на кофейной гуще. Он предполагает оперирование четкими фактами. Первый факт, который должен быть установлен в данном процессе, вопрос наличия у Виктора Януковича по состоянию на 1 марта президентских полномочий. С этого процесс, который громко анонсирован, будет начат.

Я уверен, что судом будет установлено, что по состоянию на 1 марта Виктор Янукович имел президентские полномочия для подписания соответствующего обращения. Это крайне важно и без этого процесс не может двинуться дальше.

В своих документах, в частности в первом уведомлении о подозрении, в ходатайстве, которое шло на Печерский суд, прокуратура согласилась с этой позицией. Прокуратура подтвердила, что он по состоянию на 1 марта был действующим президентом. Это выходит из формулировок официальных документов.

Ирина Ромалийская: У нас в студии прокурор говорил, что на тот момент он не являлся действующим президентом, но себя таким представлял и таким его представляли в Совете Федерации. И именно поэтому это сыграло большую роль.

Виталий Сердюк: Видите, прокуратура запуталась и путает слушателей. Есть официальные документы, надо исходить из того, что написано.

Сергей Стуканов: Это еще должен будет установить суд?

Виталий Сердюк: Факт того, что он являлся президентом, установлен, поскольку такой юридической процедуры как самоустранение в Конституции не прописано, не было импичмента, не было его заявления об уходе с президентской должности. Постановление, принятое Верховным Советом, не отстраняет (если вчитаться в юридическую сторону вопроса) от должности, оно констатирует некий факт самоустраненности по состоянию на 22 число. Защита считает, что этот факт установлен, дополнительную трактовку мог бы дать Конституционный суд по заявлению Петра Порошенко. Будем ожидать, что будет раньше: либо решение Конституционного суда, либо приговор Печерского суда. Но этот факт будет иметь решающее значение.

Ирина Ромалийская: Я так понимаю, разногласия между прокуратурой и защитой состоят в том, какой сейчас этап в деле. По версии прокуратуры досудебное следствие закончено, вам переданы материалы для ознакомления, после чего должен быть сформулирован обвинительный акт и дело направлено в суд. Правильно?

Виталий Сердюк: Это позиция Генпрокуратуры. Мы с ней не согласны. Пока не допрошены люди, необходимые в данном процессе, пока является установленным срок следствия до 28 марта 2017 года, дело не может считаться оконченным. Кроме того, процедура, по которой пошла Генеральная прокуратура в данном случае (заочная процедура), все последние действия Генпрокуратуры по данному делу играют на руку защите, поскольку формируют необходимую доказательственную базу для последующего обжалования данных решений.

Ирина Ромалийская: Вы знакомитесь с делом, у вас материалы на руках?

Виталий Сердюк: Когда защита вступала в процесс, сразу после приезда с Ростова, подала ходатайство о предоставлении материалов в порядке 221 статьи Уголовно-Процессуального Кодекса, и те материалы, которые сейчас нам предоставляются, мы считаем, предоставляются по нашему заявлению в порядке 221 ст.

Ирина Ромалийская: Когда может начаться заседание, по вашему ощущению?

Виталий Сердюк: Позиция Виктора Януковича, как и позиция защиты по данному делу, что суд должен начаться быстрее. Защита всеми силами способствует скорейшей передаче этого материала в суд. Я думаю, в марте уже приступим к рассмотрению.

Сергей Стуканов: Вчера вы заявили, что будете обращаться в ЕСПЧ относительно процессуальных расхождений, не будет ли связана работа ЕСПЧ с откладыванием суда?

Виталий Сердюк: Подача в ЕСПЧ не мешает производству в Украине. Наша задача, помимо защиты интересов Виктора Януковича, заложить фундамент для правового государства в Украине, поскольку процесс прецедентный. Так, как он проходит, будут проходить тысячи других процессов по нашим согражданам.

Сергей Стуканов: Если вы говорите, что суд может начаться в марте, до этого времени будет допрошен Виктор Янукович?

Виталий Сердюк: Мы приложим к этому усилия. Если он не будет допрошен на стадии следствия, он будет допрошен в суде.

Ирина Ромалийская: Он готов приехать в Украину?

Виталий Сердюк: Да. Он готов приехать в Украину. Этому на сегодня мешают два момента. Первый — он является наименее желаемым свидетелем для нынешней власти, его жизни продолжает грозить опасность. В связи с этим по нашей инициативе возбуждено уголовное дело – дело не расследуется, несмотря на десятки жалоб, которые подаются по этому поводу. Если государство могло бы обеспечить безопасность, безусловно, он бы присутствовал.

Ирина Ромалийская: На какую гарантию безопасности пойдет Виктор Янукович?

Виталий Сердюк: Важна не гарантия, а сам процесс продвижения дела о покушении на его жизнь, которое сейчас принято Генеральной прокуратурой, в руках Матиоса, Луценко сейчас находится уголовное дело, по которому необходимо начать с того, чтобы признать его потерпевшим. Чем быстрее это будет установлено и привлечены к ответственности лица, которые покушались на его жизнь в Украине, тем быстрее пропадут основания опасения для его жизни и здоровья. Без расследования этого дела оснований считать, что события и лица, которые покушались на его здоровье, привлечены к ответственности, нет.

Чем интересен этот процесс? Почему его так ждет Виктор Янукович, а защита желает, чтобы он начался как можно быстрее? Именно в этом процессе будут установлены события 2014 года, события насильственного изменения власти и его отстранение от выполнения полномочий.

Ирина Ромалийская: Или не насильственного.

Виталий Сердюк: Или не насильственного, о чем говорит другая сторона. Будут установлены факты причастности действующих должностных лиц государственной власти к фактической сдаче Крыма. Думаю, по результатам исследования данного материала каждый сможет сделать вывод, кто должен нести ответственность за события, которые произошли в Крыму.

Ирина Ромалийская: Где живет Виктор Янукович?

Виталий Сердюк: Виктор Янукович живет в Ростове-на-Дону, улица Еременко 81. Этот адрес, несмотря на ходатайство защиты сохранить его в тайне, Генпрокурором Луценко был распространен.

Ирина Ромалийская: Все смотрели, как Виктор Янукович на последней пресс-конференции рассказывал, что уехал из Украины с одной ручной кладью. Это вызвало кучу шуток и иронии в украинском обществе. Сколько стоят ваши услуги, как он вам платит и где вы встречаетесь?

Виталий Сердюк: По поводу ручной клади он не слукавил, поскольку все имущество, которое где-то фигурировало на камерах, в СМИ, принадлежало «Танталиту», и об этом он хотел дать показания в рамках дела по Межигорью.

Гонорар действительно оплачивается, он вносится на расчетный счет нашего адвокатского объединения. Думаю, в налоговой вы можете узнать эти сведения. Данные декларируются, все ведется абсолютно прозрачно.

 

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.