Слушать

Обстрелы со стороны российских боевиков можна прекратить по звонку, – Селезнев

14 апреля 2016 - 19:38 808
Facebook Twitter Google+
Начальник пресс-службы Генштаба Владислав Селезнев делится оперативной сводкой дня и рассказывает об особенностях коммуникации с боевиками

Ирина Славинская: Что сейчас происходит на передовой?

17.00vladyslav_seleznev_0_0.jpg

Владислав Селезнев // «Громадське радио»
Владислав Селезнев

Владислав Селезнев: По состоянию на 16:30 было зафиксировано 46 обстрелов. Наибольшее количество — в промзоне Авдеевки, там боевики использовали как 120-миллиметровые, так и 82-миллиметровые минометы. В частности, из 82-миллиметровых минометов по Авдеевке и Зайцево боевики выпустили порядка 20 мин.

Вооруженные силы Украины продолжают держать оборону на территориях, определенных минскими договоренностями. Если боевики пытаются прорвать оборону вдоль линии разграничения сторон, мы уничтожаем бандформирование и огневые точки противника.

Ирина Славинская: Сколько раз украинские военные открывали огонь?

Владислав Селезнев: По оперативной информации, сегодня огонь в ответ мы открывали 7 раз, и все 7 раз это происходило в районе Авдеевки.

Ирина Славинская: Кроме Авдеевки, какие еще горячие точки мы имеем по состоянию на 16:30?

Владислав Селезнев: Боевики вели огонь по нашим позициям в районе Опытного. В период с 07:00 до 07:30 они выпустили 6 мин.

Это говорит о том, что боевики ведут огонь из запрещенных видов оружия в то время, когда мониторинговая миссия не работает из соображений безопасности.

Ирина Славинская: Откуда они узнают график работы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ?

Владислав Селезнев: Как известно, мобильные патрули мониторинговой миссии действуют зеркально, то есть одномоментно они выдвигаются как на территориях подконтрольных АТО, так и на территориях подконтрольных боевикам.

Плотность и интенсивность огня повышается сутра, примерно с 05:00 до 07:00, и в вечернее время, начиная с 21:00.

Лариса Денисенко: Как фиксируется в качестве доказательств применение запрещенного оружия?

Владислав Селезнев: Все чаще представители ОБСЕ становятся не только непосредственными свидетелями, но и объектами, по которым ведется прицельный огонь, в том числе, и из запрещённых минскими договоренностями калибров и вооружений.

Еще один вид контроля и мониторинга — это деятельность украинских военнослужащих, которые входят в состав Совместного центра по контролю и координации. Это та структура, которая позволяет влиять на определенные процессы в зоне АТО. Представители РФ, которые входят в состав центра, имеют влияние на руководителей самопровозглашенных республик и бандформирований.

Ирина Славинская: В чем проявляется это влияние?

Владислав Селезнев: Как только у нас появляется информация о том, что по нашим позициям ведется огонь, поступает соответствующий сигнал в Совместный центр по контролю и координации, где в общем помещении дежурят как представители вооруженных сил России, так и представители вооруженных сил Украины.Затем заключается соответствующее заявление о том, что боевики ведут огонь по нашим позициям и предъявляется представителям РФ. Через определенное время огонь со стороны противника прекращается.

Ирина Славинская: С кем нужно говорить, чтобы прекратили стрелять? Насколько высоко по иерархии российских боевиков необходимо подняться?

Владислав Селезнев: Очевидно, что первые лица самопровозглашенных республик — Захарченко и Плотницкий, являются людьми, которые полностью контролируются из кремлевских стен. На местном уровне практически все руководящие должности занимают кадровые офицеры сил РФ.

Ирина Славинская: Что мы знаем о контингенте из РФ, который остается на оккупированных территориях?

Владислав Селезнев: За минувшие 2 недели количество российского военного персонала на этих территориях уменьшилось с 7 тыс. до 6 тыс.

В то же время, на оккупированные территории заходят добровольческие подразделения и частные военные компании. Систематично через неконтролируемую часть границы заходят грузы военного содержания.

Лариса Денисенко: Как обстоят дела с военным обеспечением украинских военных?

Владислав Селезнев: По сравнению с 2014 годом ситуация изменилась в лучшую сторону.

Ирина Славинская: Что нам известно о мирных жителях, которые сегодня живут вокруг линии разграничения?

Владислав Селезнев: Находиться в зоне конфликта изначально очень опасно. На помощь таким людям приходят представители военно-гражданских администрации. Также у нас есть специально созданные подразделения военно-гражданского сотрудничества, которые занимаются рядом вопросов, связанных с реализацией гуманитарных проектов.

Ирина Славинская: Как местные жители реагируют на информацию о нарушениях воинской дисциплины?

Владислав Селезнев: В зоне АТО есть ряд структур, которые отвечают за правопорядок и воинскую дисциплину. Речь идет о представителях военной прокуратуры, военной службы правопорядка, военной контрразведки и СБУ. Кроме того, в АТО развернули свою деятельность представители Национальной полиции Украины.

Очень важно понимать, что от веры людей в то, что Украина — правовое государство, будет зависеть общее отношение к нашей стране.

Лариса Денисенко: Инструктируют ли мобилизованных и контрактников по поводу общих правовых норм?

Владислав Селезнев: Сейчас в Киеве проводится семинар, организованный юридическим отделом Генерального штаба совместно с представителями Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца касаемо соблюдения норм международного гуманитарного права. Военные юристы есть в каждой бригаде. Для офицеров по работе с личным составом выпускают информационные бюллетени.

От законности действий участников АТО зависит лояльность или же нелояльность жителей региона. Очень важно, чтобы они понимали, что украинская власть — это закон, порядок и ответственность.

Ирина Славинская: На что была похожа антитеррористическая операция 2 года назад?

Владислав Селезнев: Тогда была надежда и уверенность в том, что с первыми днями осени в Украину вернется мир. К сожалению, эти 2 года показали, что нашим мечтам не суждено было сбыться.

Военный конфликт на территории Украины продолжается. Человеческие потери по оценкам ООН достигают 9 тис. военнослужащих и гражданских лиц. На сегодняшний день от всех нас требуется консолидация. Только от нашего единства зависит победа.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.