Слушать

Обыски и аресты часто совпадают с важными для крымчан датами, — правозащитник

21 августа 2016 - 19:34 131
Facebook Twitter Google+
19 апреля специалистами Крымскотатарского Ресурсного Центра был презентован 6-месячный мониторинг ситуации в Крыму

С правозащитниками Крымского ресурсного центра Русланом Ганиевым и Тимуром Аметовым обсуждаем результаты мониторинга прав человека в Крыму за последние полгода.

Алена Бадюк: Какие правонарушения попали в поле зрения правозащитников?

Руслан Ганиев: Наш отчет охватывает временные рамки с января по июль 2016 года. Крымскотатарский Ресурсный Центр ежемесячно выпускает визуальную хронику событий и правонарушений в оккупированном Крыму. Материалы мы собираем 2 способами: это информация от наших активистов или контент-анализ СМИ. Вся информация нами перепроверяется для максимальной достоверности и систематизируется для наблюдения динамики. Мы подсчитали общее количество жертв, пропавших без вести, а также общее количество допросов, задержаний и обысков.

В апреле в Крыму было обнаружено обгоревшее тело крымского татарина Энвера Исмаилова. В мае в селе Изюмовка Кировского района изнасиловали и убили крымскую татарку Мумине Алиеву. В июне под Ай-Петри было обнаружено тело 19-летнего студента Джохара Мелясанова.

За полгода в Крыму пропало около 5 человек. Двое из них в последствии нашлись – это Эрнест Аблязимов и Эльвина Разакова. Судьба троих пропавших нам не известна. Это Марсель Аляутдинов, пропавший в январе в Симферополе, Арсен Алиев, пропавший 11 апреля в городе Саки, и член исполнительного комитета Всемирного конгресса крымских татар Ирвин Ибрагимов, которого похитили 25 мая.

Валентина Троян: Вы мониторите правонарушения, касающиеся крымских татар?

Руслан Ганиев: Мы фиксируем все правонарушения, которые происходит в Крыму.

Алена Бадюк: Возникают ли трудности со сбором информации? Сталкиваются ли активисты, которые вам помогают, с какими-то сложностями?

Руслан Ганиев: Сложность заключается в том, что люди боятся предпринимать какие-то активные действия. Все делается тайно и анонимно.

Алена Бадюк: Каким образом вы перепроверяете информацию?

Тимур Аметов: Нами проверяются активисты из Крыма. Часть информации поступает из Меджлиса крымскотатарского народа.

Руслан Ганиев: Наши активисты – это наши люди, и мы им доверяем.

Валентина Троян: Многие преступления Российской Федерацией преподносятся как бытовые. Почему?

Тимур Аметов: Понятно, что Россия не будет заявлять, что все эти преступления происходят из-за каких-то политических процессов. Наш отчет в виде инфографики дает четкое понимание того, что все эти происшествия вызваны политическими мотивами.  

Так, например, в январе было 4 допроса, в феврале – 18 в марте – 3, в апреле и мае – 37 и 45 соответственно. Проведем параллели. В апреле прошло заседание исполнительного комитета Всемирного конгресса крымских татар в Литве, после этого допросы начали усиливаться. 18 мая крымские татары массово выходили на улицы, чтобы почтить память погибших. Таким образом людей пытаются запугать.

Валентина Троян: 24 августа мы будем отмечать День независимости Украины. Стоит ли ожидать обострений?

Руслан Ганиев: Могут быть определенные провокации. Настораживает и недавняя ситуация с диверсантами. Можно ожидать чего угодно.

Валентина Троян: Видите ли вы особые обострения в Крыму с момента принятия пакета законов Яровой?

Руслан Ганиев: В самой Российской Федерации мирные жители были против принятия законов Яровой. Если эти законы будут де-факто действовать на территории Крыма, это, конечно, ухудшит положение крымскотатарского народа. У нас уже есть визуальная хроника правонарушений в Крыму за июль. Мы насчитали около 60 правонарушений. Пока что они не связаны с пакетом Яровой, но в будущем эти репрессивные акты могут только усиливаться.

Алена Бадюк: Передаете ли вы полученные данные международным правозащитным организациям?

Руслан Ганиев: Данные материалы мы передали журналистам, экспертам и правозащитникам. Сейчас презентация переводится на английский язык для того, чтобы донести эту информация миру.  

Валентина Троян: О каких правонарушениях кроме обысков и похищений, вы можете рассказать?

Тимур Аметов: В январе было зафиксировано 3 обыска, в феврале – 18, в марте – 8, в апреле – 46, в мае –  14, а в июне – 2. Эти репрессивные действия крымских властей являются реакцией на активные действия проукраинского и крымскотатарского движений.

После заседание исполнительного комитета Всемирного конгресса крымских татар в Литве наблюдалось резкое увеличение обысков. Таким образом 12 мая массовые обыски прошли в Бахчисарае. Также обыски регулярно проводятся в мечетях или домах крымских мусульман.

Валентина Троян: Как местные СМИ преподносят эти обыски и задержания?

Тимур Аметов: Насколько мне известно, крымские СМИ не публикуют данную информацию. Это умалчивается или подается под выгодным для них углом.

Алена Бадюк: Во время презентации отчета Эскендер Бариев отметил, что в феврале и марте 2016 года крымским юношам отправлялись повестки на службу в Вооруженных силах РФ. Как решился этот вопрос? Как быть в ситуации, когда человек не признал себя гражданином РФ?

Руслан Ганиев: Паспорта Российской Федерации получило большее количество людей. Повестки действительно были, в феврале и марте проходила волна мобилизации в вооруженные силы Российской Федерации. Это является нарушением 4 женевской конвенции от 1949 года. Лидеры крымскотатарского народа добивались того, чтобы крымских татар не призывали в российскую армию.

Алена Бадюк: Юноши пошли в армию?

Тимур Аметов: Только единицы и только по своему желанию.

Валентина Троян: Как обычно проходят обыски?

Руслан Ганиев: Обычно приходят в 5-6 часов утра без предупреждения. Ведут себя по-хамски. Были случаи, когда выбивали окна, забирали компьютерную технику или жесткие диски. Во время последнего обыска в апреле на предприятии изъяли документы, которые могут проходить по какому-то делу. За первое полугодие в Крыму прошло 91 обысков.

Валентина Троян: Кто попадает в группу риска для обысков?

Тимур Аметов: Крымские татары, журналисты и проукраинские активисты.

Алена Бадюк: У пропавших без вести также была активная проукраинская позиция?

Руслан Ганиев: Первые 4 случая никак не связаны с политическими процессами. Эрнест Аблязимов и Эльвина Разакова – это 16-летние подростки. Ирвин Ибрагимов же был членом исполнительного комитета Всемирного конгресса крымских татар. Прокуратура в Крыму заявляла о том, что следственные действия идут, но уже прошло 3 месяца, но никаких результатов нет.

Алена Бадюк: Кто может повлиять на уменьшение количества правонарушений?

Руслан Ганиев: На мой взгляд, данную проблему нужно решать на уровне Украины. Необходимо принятие закона о том, что крымские татары являются коренным населением Украины. Конечно, реакция международного сообщества также необходима.

Алена Бадюк: Достаточно ли внимание уделяется этим правонарушениям в украинских СМИ?

Руслан Ганиев: Украинские СМИ активно и оперативно освещают проблемы Крыма. Вместе с тем, мне кажется, есть к чему стремится.

Валентина Троян: Насколько сейчас снижается интерес к теме Крыма?

Тимур Аметов: Сейчас в Крыму все больше людей опускают руки. Многие уже оформили дома по российскому законодательству или переоформили номера на российские. Многие из них потом не захотят проходить бумажные процедуры еще раз.

Тема Крыма на сегодняшний день актуальна не только для Крыма, но и для всего мира. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.