Слушать

Очередной этап Минских договоренностей: итоги

22 сентября 2016 - 17:49 318
Facebook Twitter Google+
На трехсторонних переговорах в Минске подписано рамочное решение об отводе сил и вооружений на Донбассе. Соглашение о разводе сторон предполагает невозможность использования стрелкового оружия

Разбираемся с Юлией Тищенко, политологом, руководителем программ Украинского Независимого Центра Политических исследований.

Алексей Бурлаков: Вчера решили освободить еще несколько участков и отвести вооружение. Но штаб АТО сообщает о нарушениях режима тишины с помощью минометов 120-мм калибра.

Дмитрий Тузов: И один из переговорщиков со стороны Украины, Евгений Марчук, говорит о том, что на разведение сил в трех пунктах взяли 13 дней.

Юлия Тищенко: Это решение было принято вчера, 21 сентября. Оно было опубликовано со стороны ОБСЕ. Пока это только три точки: Золотое, Петровское, Станица Луганская.

Должно быть семь дней тишины, насколько я понимаю со слов Марчука, и тогда разведение начнется. Оно касается не тяжелого вооружения, которое как бы отведено, а именно стрелкового.

Дмитрий Тузов: Повлияет ли это на количество обстрелов из стрелкового оружия?

Юлия Тищенко: Любое соглашение, которое заключается между различными силами, должно предусматривать элементы политической воли, чтобы его соблюдать. Помимо контроля со стороны международных структур, политических деклараций.

Если этого недостаточно, любое соглашение работать не будет. Если говорить о вчерашнем соглашении, при всех разных оценках, если это будет содействовать сохранению человеческой жизни, это позитив. Другое дело, насколько это будет реализовано.

unnamed_1.jpg

Юлия Тищенко // «Громадське радио»
Юлия Тищенко

Поскольку, насколько понимаю, это рамочное соглашение, есть идеи подобное отведение осуществить по всей линии соприкосновения.

Если говорить об общей ситуации, нет никаких явных индикаторов, которые показывают, что политическая составляющая меняется. Официальная Москва, которая всем этим процессом курирует, не изменила своих целей. Мы тут тоже в достаточно сложной ситуации. Отведение отведением, но у наших зарубежных партнеров есть определенного рода усталость. И есть реальная политика в этих странах, которая также говорит о наличии огромных проблем: миграция, экономическая ситуация, выборы, интересы бизнеса.

Эта усталость, умноженная на российское влияние, мнение бизнеса и т.д. Это показывает, что достаточно сложно кардинально поменять ситуацию. И Украине нужно помимо Минска демонстрировать другие шаги: успешные реформы и т. д.

Дмитрий Тузов: В Киев приезжали министры иностранных дел Германии, Франции, Великобритании, Дании, Польши. Привезли не очень приятный для Украины план, в котором речь шла о выборах, изменения в Конституции, контроль над границей был далеко. Может ли то, что сейчас происходит, является реализацией этого плана?

Юлия Тищенко: В этом плане ничего нового нету. Об этих планах уже говорили после Минска-2. Если посмотреть в Минск, там написано: выборы, а потом контроль над границей. Другое дело, что украинская страна справедливо может утверждать, что сначала безопасность, договоренности (и Украина их четко озвучивает относительно потенциальных выборов), а потом уже можно говорить о проведении выборов.

Когда приезжали западные министры, там с новой силой прозвучали требования относительно выборов, Конституции, что процессы налаживания безопасности должны идти параллельно.

Дмитрий Тузов: В то время, когда европейские партнеры и США не признают выборы в крымских округах, Украина не признала Госдуму. Что это означает для дальнейшего развития ситуации?

Юлия Тищенко: Можно говорить про первичные последствия. Уже понятно, что появление российской делегации Госдумы, например, в ПАСЕ, будет негативно воспринято украинской стороной. Вплоть до приостановления участия Украины в этих сессиях.  

Госдума России утверждает правительство. Если нелегитимный орган, с нашей точки зрения, утверждает уже нелегитимное с нашей точки зрения правительство России, тут тоже возникает ряд вопросов. Украинской дипломатии нужно будет более внятно растолковать схему дальнейших действий. Другое дело, в легитимной Думе есть решения, принятые по Крыму, Донбассу. По Крыму было огромное количество — около 10-ти конституционных, более 40 федеральных законов. Тут вопрос в том, что любые эти решения сами по себе с нашей оценки и оценки мира, который не признал аннексию, не легитимны.

Наши дипломаты давно говорят про трансформацию права вето страны-агрессора — России. И не только в украинской ситуации. Думаю, перспективы есть, но они очень туманны. Это может создать определенного рода прецедент. Страны-«тяжеловесы» международной политики понимают, что ситуация всегда может быть как бумеранг.

Это может ударить не только по России, а и по другим странам и их интересам. Пока этот статус-кво присутствует, поэтому инициативы, связанные с политическими оценками ситуации и на Донбассе, и в Крыму со стороны Совета Безопасности блокируются. То же самое это может относиться к разным нашим инициативам. Есть сложный паритет, по сути — кризис принятия решений, возможности реагирования международных структур на вызовы в системе безопасности, на вооруженные конфликты, но пока он сохраняется и система достаточно инертна. И Россия, безусловно, имеет влияние на международные структуры не только как основатель, а она и платит.

Дмитрий Тузов: Ни слишком ли мы переживаем по поводу того, какими будут отношения Украины с Госдумой РФ, которая у нас признана нелегитимной?

Юлия Тищенко: Представьте, избранный депутат от Крыма приезжает на Парламентскую ассамблею Совета Европы. У нас он нарушил присягу и под следствием. Как на это можно реагировать? В этой ситуации главное — не перейти грань, чтобы украино-российские отношения не стали напоминать очень конфликтные, с привыканием.

Алексей Бурлаков: Петр Порошенко на выступлении перед членами Генассамблеи ООН сравнил события в Сирии с происходящим на Донбассе. Многие журналисты и эксперты говорят, что развязка в Сирии может наступить в ближайшие несколько недель. Они же говорят, что на Донбассе все утихомирилось потому, что в Сирии накаляется. Действительно ли, если в Сирии конфликт уменьшиться, нас ждет обострение на Донбассе?

Юлия Тищенко: Все может быть. Предугадать те или иные действия со стороны РФ достаточно сложно. Все разные показатели по вопросам безопасности говорят, что ситуация значительно не меняется к лучшему. Безусловно, ситуация с Сирией связана в широком контексте взаимоотношений США, России. Тут главное помнить, чтобы мы в этом пакете не стали очередным значимым листком.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.