Около ста тел наших бойцов мы не можем вывезти из «ДНР» — «Черный тюльпан»

28 мая 2016 - 21:03 814
Facebook Twitter Google+
Поисковикам «Черного тюльпана», которые под пулями вывозят тела украинских военных, не дают статус участника боевых действий

«Черный тюльпан» совместно с сотрудниками Минобороны занимается поисками тел погибших в зоне АТО украинских военных

О проблемах поисковой миссии поговорим с Владимиром Дорофеевым, заместителем руководителя гуманитарной миссии «Черный тюльпан»

Виктория Ермолаева: Как давно реализуется эта миссия?

Владимир Дорофеев: Началась она 2 сентября 2014 года, когда еще дымился Иловайский котел, когда над Саур-Могилой развивался флаг «ДНР», а на полях лежали неубранные останки наших воинов.

К нам обратилось Минобороны посредством центрального Национального военно-исторического музея с просьбой поучаствовать в этой скорбной мисси и вывезти тела наших ребят с территории, неподконтрольной украинской власти.

С тех пор мы осуществляли эту миссию, пока это было возможно.

Виктория Ермолаева: Какие у вас сейчас появились проблемы?

Владимир Дорофеев: В настоящее время все уперлось в то, что та сторона прекратила принимать наши группы на свои территории, то есть мы не имеем возможности закончить начатую работу. По нашим подсчетам, на территории «ДНР» осталось около 100 тел украинских военных.

Поэтому мы сейчас пока осуществляем работу на передовой и на территории, подконтрольной украинской власти.

Татьяна Курманова: Как долго вас уже не пускают?

Владимир Дорофеев: Последний раз мы вывозили тела зимой.

Татьяна Курманова: Почему вашей миссии препятствуют представители «ДНР»?

Владимир Дорофеев: Возможно, существуют политические нюансы, о которых мы не знаем. Сменились люди, которые были нашими партнерами на той стороне, и теперь туда мы не имеем доступа.

Татьяна Курманова: Каким образом относятся сейчас к останкам? Мы слышали в свое время о случаях глумления над телами украинских военных. Сейчас ситуация изменилась?

Владимир Дорофеев: За два года работы я не замечал случаев глумления над трупами. Нам помогали находить могилы местные жители и даже боевики. Если где-то и были случаи, то мы с ними не столкнулись.

Виктория Ермолаева: Что вы делаете с останками боевиков непризнанных республик?

Владимир Дорофеев: Если мы находим останки боевиков, то мы передаем их той стороне. Тела наших военных они передают нам. Такая существует договоренность.

Татьяна Курманова: Что нужно сделать, чтобы «Черный тюльпан» снова выполнял свою миссию на неподконтрольной территории?

Владимир Дорофеев: Для начала нужно поднять этот вопрос на заседании Минской группы Я думаю, что это связано с какой-то неразберихой на той стороне. Мне кажется, вопрос может решиться, потому что я объективной причины запрета на проведение там нашей миссии не вижу.

Нужно поднять вопрос о продолжении нашей миссии на заседании Минской группы.

Татьяна Курманова: Вам помогают международные организации? Возможно, финансированием?

Владимир Дорофеев: Нам помогает Международный красный крест, который проводит для нас тренинги, дает расходные материалы — упаковочные мешки для тел, средства личной гигиены.

В этом году мы получили первую материальную помощь на проведение этой работы — грант от посольства Швейцарии. Ранее все расходы мы брали на себя.

Татьяна Курманова: Вы под пулями забираете тела военных, финансирования нет, поддержки государства особенного также нет. Но вы все равно продолжаете свою работу. Для чего вам это?

Владимир Дорофеев: Сейчас мы уже работаем по инерции, а в августе 2014 года родина была в опасности, и все поисковики, у кого была совесть, начали ездить. У нас была цель вывезти своих ребят, мы не видели, что происходит вокруг нас, все было, как в тумане.

Миссия должна жить, пока не вывезено последнее тело.

Миссия должна жить, пока не вывезено последнее тело. Поскольку на ту сторону наших военных не пускают, придется ездить нам. При этом, поисковикам «Черного тюльпана» не дают статус участника боевых действий.

Татьяна Курманова: Ваше взаимодействие с той стороной в условиях войны может быть первым шагом к примирению?

Владимир Дорофеев: Раз в этом вопросе нашли общий язык, то и в других моментах нужно искать точки соприкосновения на пути к взаимопониманию. И оценивать в каждом конкретном случае то горе, которое нашим принес людям этот конфликт. Всех грести под одну гребенку нельзя, с обеих сторон есть жестокость и бесчеловечность.

Татьяна Курманова: Вы сейчас занимаетесь поисковыми работами, которыми занимались до военного конфликта?

Владимир Дорофеев: Конечно. Сейчас во всем мире отмечают столетие Первой мировой войны. Поэтому мы включили в план своей работы экспедиции по Первой мировой войне в Карпаты. Также собираем там останки Российской императорской армии, в которой служили много украинцев, и устраиваем торжественные захоронения.

И по-прежнему не останавливаемся в поиске погибших и незахороненных солдат Второй мировой войны, которых на наших полях, лесах и болотах лежат тысячи и тысячи.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.