Слушать

«Они под колпаком», — эксперт о продлении санкций против России

12 марта 2016 - 08:30 3209
Facebook Twitter Google+
Европейский союз продлил санкции против России на 6 месяцев. Под ударом остаются и физические лица, и компании

Исполнительный директор Фонда Блейзера Олег Устенко рассказывает о том, как подобная реакция Запада повлияет на экономику России.

Татьяна Трощинская: Насколько ощутимы санкции?

Олег Устенко: Они достаточно действенны. Другой вопрос, когда Россия почувствует их влияние. Большая часть санкций, которые применяются, не могут бить по выбранному объекту в краткосрочной перспективе. Единственным исключениям являются те случаи, когда объект — физическое лицо.

Граждане РФ, которые подпадают под действие санкций, ощущают удар со стороны западного мира, не только они сами, а и члены их семей.

Я далек от мысли, что это поменяет линию поведения отдельно взятых российских чиновников или высшего руководства России. Они не имеют возможности давить на первое лицо в государстве, с другой стороны, они сами зависят от этого первого лица. Но они будут просто вынуждены вести более взвешенную линию, .

Что касается секторальных санкций, они не могут дать немедленный эффект.

Татьяна Трощинская: Давайте уточним, какие это сектора.

Олег Устенко: Речь идет об энергетическом секторе России, одном из самых важных с точки зрения наполняемости бюджета, возможностей государства выполнять взятые на себя социальные обязательства. Представьте, что Вы не можете вливать в него частный капитал. Это означает, что сектор будет либо постепенно угасать, либо в панике государство будет пытаться расходовать на него бюджетные средства. В РФ возможности государственного бюджета крайне ограничены. Тем более у России нет фискального пространства.

Татьяна Трощинская: Что такое фискальное пространство?

Олег Устенко: Это означает, что денег на поддержку сектора  в бюджете не предусмотрено. Текущий год Россия закончит с дефицитом государственного бюджета на уровне, как минимум, 2ВВП. Для них это большой дефицит. Его надо каким-то образом финансировать. Я уже не говорю о том, что государство, как правило, является крайне неэффективным инвестором и дает деньги, не исходя из логики обычного частного инвестора.

Голландская болезнь российской экономики, то есть привязка к энергетическому сектору, будет разрастаться, подавляя возможности для развития. В долгосрочной перспективе это значительный удар.

Вот почему сектор может стать менее конкурентоспособным на мировом рынке. Что касается других, то это те, которые выпускают продукцию двойственного назначения. Она может использоваться и в мирных, и в военных целях. Санкции касаются и приборостроения, и машиностроения. В долгосрочном периоде, если вы не будете вкладывать деньги в обновление своих технологий, вы будете просто обречены на угасание.

Поэтому Россия и пытается сейчас выстраивать тактическую игру на мировой арене таким образом, чтобы как можно быстрее либо уклониться от этих санкций, либо снять их.

Татьяна Трощинская: А как технически можно уклониться от санкций?

Олег Устенко: От технико-технологических почти невозможно. От санкций, наложенных на отдельных чиновников РФ, тоже. Но они попытаются уклониться от санкций, связанных с возможным притоком капитала. РФ уже делает робкие шаги, чтобы выйти на внешние рынки заимствования капитала. Для этого нужно выпустить европейские бонды и попытаться продать их на международных рынках капитала. Таким образом можно было бы получить деньги, чтобы инвестировать в те предприятия, на которые наложены санкции.

Сделать это возможно, но непросто. И стало еще сложнее после недавнего заявления, сделанного Госдепом США, по отношению к своим крупным игрокам в финансовом секторе, которые были предупреждены о крайней нежелательности участвовать и быть посредниками в подобного рода размещении. Это фактически табу на возможность кооперации с Россией. Только мелкие игроки могут сыграть в игру. Для них это заработок, а для России — высокие проценты. Я предполагаю, что именно такой путь будет выбран Москвой.

Татьяна Трощинская: Меня удивило, что подготовка к снятию санкций, всякие спекуляции по поводу того, что они не будут продлены, получили, как мне показалось, большее освещение в отечественных СМИ, чем само продление санкций. Что это может означать с точки зрения единства ЕС?

Олег Устенко: ЕС не един, но есть позиции, в которых государства вынуждены объединяться. Они не могут игнорировать настроения в балтийских странах по поводу возможности усиления конфликта с РФ.

Татьяна Трощинская: Насколько можно игнорировать или обходить адресные санкции?

Олег Устенко: Как сказано в фильме о Штирлице, они находятся «под колпаком». Понятно, что санкции касаются первого лица, но между тем это заденет все семейные затраты, передвижения, удар будет произведен по всей семье. В лучших советских традициях, семьи будут находиться за рубежом. Но одно дело быть в западном мире просто под моральным давлением, а другое дело, когда твои мать или отец находится под санкциями, это будет тяжело не только морально, а и материально.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.