Слушать

Опыт Хорватии: амнистия — только после освобождения от врага

29 июля 2016 - 15:27
FacebookTwitterGoogle+
Как Хорватия освобождала и восстанавливала свои территории?

12.30olga_len.jpg

Ольга Лень // «Громадське радио»
Ольга Лень

С главным редактором сайта «NEWSru.ua» Ольгой Лень говорим об опыте Хорватии в военной и мирной реинтеграции освобожденных территории.

Наталья Соколенко: Война в Хорватии велась с 1991 по 1995 год. В этот период было оккупировано 30% территории страны.

Ольга Лень: Да, югославской армией были оккупированы часть Далмации, а также восточная и западная Славония.

Наталья Соколенко: Как Хорватии удалось освободить оккупированные земли?

Ирина Ромалийская: Речь идет о территорию, которую хорваты считали своей, а сербы — своей?

Ольга Лень: Любой агрессор считает какую-то территорию своей. Когда Хорватия объявила независимость, Слободан Милошевич создал несколько анклавов на территории Хорватии, которые в свою очередь также объявили независимость с тем, чтобы позже стать частью так называемой «Большой Сербии». В 2007 году Международный суд по преступлениям в бывшей Югославии доказал факт сговора между лидерами сербской краины и Слободаном Милошевичем о присоединении этих земель к Хорватии. Международный суд доказал, что на 90% сербская краина финансировалась Югославией.

Наталья Соколенко: Проводя параллели с тем, что сейчас происходит в Украине, в нашем случае также есть перспектива Международного суда?

Ольга Лень: Да, ситуация прямо-таки идентична в этом смысле. В обеих случаях есть прямая военная поддержка со стороны страны-агрессора этих анклавов. С точки зрения международного права это считается военным преступлением.

Ирина Ромалийская: Международный трибунал по бывшей Югославии — структура, которая была создана при ООН. Речь тогда шла о военных преступлениях, совершенных с обеих сторон. В результате Слободан Милошевич был осужден, а все хорватские генералы — оправданы.

Ольга Лень: Военную реинтеграцию своих земель Хорватия начала с первых дней. Первые операции, в следствии которых было отбито небольшие куски территории, они провели уже в 1991 году. Потом постепенно армия Хорватии осуществляла локальные акции. Наиболее мощная военная акция — «Операция молния», была проведена в 1995 году. В результате этой акции была ликвидирована вся сербская краина на территории Хорватии. Поскольку эта операция проводилась в союзе с боснийскими войсками, им удалось освободить от сербов и часть Боснии. Это стало аргументом для президента Хорватии. Он понял, что хорватские войска могут провести такую же операцию на востоке страны, но власть не хотела этого делать. Президентом был установлен крайний срок принятия мирного решения по этим вопросам, в случае неисполнения которого хорватские войска должны были провести военную операцию.

К этому моменту режим Милошевича был ослаблен, и они пошли на переговоры. 12 ноября было заключено Эрдутское мирное соглашение, по которому происходила мирная реинтеграция восточной Славонии.

Наталья Соколенко: Что происходило с мирным население во время военной реинтеграции земель Хорватии?

Ольга Лень: Каждая армия, фактически, уводила за собой свое население. Этим отличались все балканские войны. Хорватских генералов оправдали не в последнюю очередь из-за того, что в суде было доказано, что сербы сами вывели своих жителей оттуда.

Им не инкриминировали обстрелы и бомбардировки городов. Во время заседаний международного трибунала было сказано, что это война, а не некое преступление.

Наталья Соколенко: Хорватия тогда называла эту войну войной, или это было что-то наподобие АТО?

Ольга Лень: Официально Хорватия никогда не была в состоянии войны с Сербией и Югославией. Они не вводили военное положение, но они провели мобилизацию уже в октябре 1991 года. Не важно, как это называлось. Важен общий политический фон, когда все понимали, что эти земли нужно возвращать любым путем. Да, они не вели войну с Сербией, но они выиграли войну с Сербией.

Ирина Ромалийская: Была ли разработана и принята государственно кампания по возвращению территории?

Ольга Лень: У них не было такой проблемы. Хорваты хотели жить в Хорватии и не предавали свою страну. Поскольку это было новое государство, у всех них были югославские паспорта. Кто не хотел быть хорватом, тот просто не менял паспорт.

Ирина Ромалийская: Но при этом не менял и место жительства.

Ольга Лень: И становился человеком без гражданства и гражданских прав.

Ирина Ромалийская: То есть такие люди там все-таки находились?

Ольга Лень: Да, но им не платили никаких компенсаций. Они могли продать свое жилье по справедливой цене и уехать жить в Сербию. Все это происходило после войны.

Наталья Соколенко: Как там восстанавливали разрушенную инфраструктуру и жилье?

Ольга Лень: В Хорватии была разработана методология оценки ущерба. Оценивать ущерб они начали с 1991 года, но выплачивать компенсации начали только после войны. Они восстанавливали не то жилье, в котором ранее проживали люди, они платили компенсацию на 35 м.2 на домовладельца и по 10 м.2 на члена семьи. Кроме того, государство оплачивало покупку минимума мебели и подключение всех коммуникаций.

В тех районах, где шли бои, было разрушено от 60 до 80% жилья и инфраструктуры. Людям реально было некуда возвращаться.

Ирина Ромалийская: Международный трибунал признал, что в этот период с обоих сторон были этнические чистки.

Ольга Лень: Этнические чистки были с трех сторон, потому что на самом деле война была гораздо более масштабной. Война велась и в Боснии, но на территории Хорватии преступления сербов было гораздо более значительными. Освобождение генералов в итоге свидетельствует о том, что освобождение своих территорий отличается от агрессии.

Ирина Ромалийская: Будет ли после завершения конфликта на Донбассе проводится Международный трибунал?

Ольга Лень: Нужно понимать, что хорваты поддерживали своих военных и не пытались во время войны оказывать на них какое-то давление. Оттуда сербами было выселено порядка 300 тыс. хорватов. Вернулась только часть из них.

Наталья Соколенко: Использовали ли хорваты для восстановления инфраструктуры иностранную финансовую помощь?

Ольга Лень: Некая помощь была, но, к сожалению, 90% работы им пришлось проводить за счет собственных бюджетных денег.

Наталья Соколенко: Как сейчас складываются отношения Хорватии и Сербии?

Ольга Лень: У них есть такая формула — «когда-то мы об этом забудем, но мы этого никогда не простим». Президент Сербии даже приезжал в Хорватию, но в прошлом году Сербия с помощью России заблокировала резолюцию ООН по геноциду в Боснии. Это демонстрирует, что нельзя примирится с теми, кто не признал своих ошибок.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.