Слушать

Организовывать клубы по интересам в Беларуси — опасно

02 октября 2016 - 20:11 139
Facebook Twitter Google+
Юлия Мицкевич, представительница инициативы «Активным Быць Файна!» рассказывает, зачем люди в Беларуси объединяются в клубы по интересам и почему женщины получают меньше, чем мужчины

Юлия Мицкевич, представительница инициативы «Активным Быць Файна!», рассказывает об особенностях гражданского образования в Беларуси.

Ольга Веснянка: Расскажите, что это за организация, и чем вы занимаетесь в Беларуси?

Юлия Мицкевич: Наша организация — это первая и единственная такого рода организация общественного образования. Это направление неформального гражданского образования, которое пришло к нам из Швеции. Мы существуем еще только 1 год. Изначально мы были белорусско-шведским проектом. Когда мы перевыполнили 4-летний план нашего проекта, мы превратились в организацию.

Ольга Веснянка: Для кого и о чем вы проводите тренинги и семинары?

Юлия Мицкевич: Мы используем метод шведского или учебного кружка. Это метод, который позволяет говорить о темах демократии, европейских ценностей, гендерного равенства, правах человека и так далее. Но вместе с тем, сам метод помогает людям научится быть более демократичными по отношению друг к другу.

На кружок собираются люди и говорят на темы, которые им самым интересны. У них нет ярко выраженного лидера, то есть самый главный принцип нашей программы — равенство. Девиз нашей организации: «Обучаю других — учимся у них». То есть каждый учится друг у друга.

Важно слышать, слушать и пытаться каким-то образом актуализировать социальные проблемы, что мы и делаем в Беларуси.

Ольга Веснянка: Где активнее происходит общение: в больших городах или в региональных центрах?

Юлия Мицкевич: Региональные особенности существуют, но не в плане активности, а в плане поднятия тем, которые там интересны. Например, в Гродно у нас проходит мероприятие «живая библиотека», которое очень популярно, или киноклуб, когда люди собираются, смотрят фильмы и обсуждают, почему эту проблематику важно поднимать.

В Минске очень популярны языковые кружки, на которых люди друг друга обучают, например, английскому языку или дебаты.

В Гомеле у нас очень популярен кружок фотографов-любителей, когда люди пытаются увидеть какие-то социальные проблемы, зафиксировать их на пленке и потом обсудить, почему это важно. Это система, которая позволяет использовать разную методологию неформального образования в решении актуализации каких-то проблем.

Ольга Веснянка: Не опасно ли поднимать тему демократии и прав человека в Беларуси?

Юлия Мицкевич: Конечно, опасно, даже, если мы поднимаем их на стыке социальных проблем. Например, у нас нет регистрации, и это риск. Мы пытаемся ее получить, но в Беларуси это очень сложно. В Беларуси все имеет риск. Но я очень рада, что люди разного возраста активно принимают в этом участие.

К нам недавно пришла группа пенсионеров, которые попросили их научить организовывать шведские кружки. Сейчас мы помогаем им понять, зачем это нужно, и в будущем планируем вместе провести какой-то проект.

Наша деятельность направлена на работу с конкретными социальными группами. Например, у нас есть запрос от группы врачей, которые страдают от профессионального выгорания, и мы в форме театра хотим показать им, как с этим можно работать.

Ольга Веснянка: Также я знаю, что вы занимаетесь гендерными вопросами в рамках национальной платформы Форума гражданского общества «Восточного партнерства». Чем вы занимаетесь и удается ли поднимать эту тему в Беларуси?

Юлия Мицкевич: Гендерная тематика мне очень близка, потому что я закончила гендерную магистратуру и работаю с этой темой как журналистка и активистка. Сейчас у нас на нацплатформе появилась гендерная платформа, и мы этим очень гордимся, потому что белорусы в этом плане стали первыми из 6 стран. Ее появление было инициировано нашей организацией.

Ольга Веснянка: Какие есть острые проблемы на пути к утверждению гендерного равенства в Беларуси?

Юлия Мицкевич: Самая большая проблема в том, что у нас есть разрыв между гендерной политикой государства и тем, что происходит в реальности. Потому что, если посмотреть на международные показатели, то Беларусь имеет достаточно высокий уровень. Это связано с тем, что наша официальная статистика показывает то, что выгодно.

Например, у нас действительно достаточно высокий коэффициент женщин в парламенте — почти 30%. Даже для Европы и мира это очень много. Но достигнуто это было тем, что эти женщины были не выбраны, а назначены. И таких различий между тем, что декларируется, и тем, что происходит на самом деле очень много.

Наши проблемы, я думаю, схожи с украинскими. В Беларуси, например, женщин с высшим образованием гораздо больше, чем мужчин, но зарабатывают они меньше и продвинуться по карьерной лестнице им сложнее. По-прежнему существуют этот стеклянный потолок гендерного неравенства, который никто не замечает.

Проблема в том, что у нас нет закона, защищающего гендерное равенство, нет законов против домашнего насилия, который есть в Украине. Соответственно, и в судах у нас нету дел по этим вопросам. Нету законов, которые бы регулировали сексизм, которого сейчас очень много в рекламе. Эти темы мы пытаемся поднимать и решать.

Кстати, лично я также веду кружок «ГендерЛаба», где мы с нашими участницами пытаемся поднимать все эти темы и как-то с ними работать.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.