Слушать

Освобождение Эмиля Курбединова градус опасности не снижает, — Эдем Семедляев

05 февраля 2017 - 14:45 67
Facebook Twitter Google+
Наша работа никоим образом не поменяется, мы также будем защищать всех, не деля никого на «своих» и «чужих», — Эдем Семедляев, адвокат

В Симферополе оккупационная власть Крыма выпустила из изолятора временного содержания адвоката Эмиля Курбединова, в отношении которого в оккупированном Крыму так называемый Железнодорожный суд Симферополя вынес решение об аресте адвоката Эмиля Курбединова на 10 суток за размещение в 2013 году видео с митинга участников «Хизб ут-Тахрир» в Крыму.

Эдем Семедляев, адвокат, рассказывает в каких условиях находился Эмиль Курбединов и повлияет ли его арест на дальнейшую работу команды адвокатов, которые защищают крымских политзаключенных в Крыму.

Виктория Ермолаева: Как сегодня прошла встреча Эмиля Курбединова в Симферополе?

Эдем Семедляев: Я считаю, что все прошло идеально. Его отпустили ровно в 9:00.

Дмитрий Тузов: Мы слышали, что Эмиль Курбединов говорит, что, к счастью, гражданское общество работает, оно не умерло. Как вы считаете, что повлияло на то, что Эмиль Курбединов все-таки вышел из СИЗО, было ли действительно влияние гражданского общества, а также вас и ваших коллег на ситуацию?  

Эдем Семедляев: Я считаю, что только за счет этого нам и удалось освободить Эмиля Курбединова. Я также благодарен моим коллегам-адвокатам в Крыму, которые участвовали во всех обысках в судах, а также коллег из Российской Федерации, которые тоже беспокоились и звонили, обращались в свои палаты с требованием хотя бы что-то делать, подписывали петиции, они также провели большую работу. Также хочу поблагодарить своих коллег с Украины, правозащитников, которые тоже не сидели, а активно боролись и проводили флешмобы и пресс-конференции. И результат мы видим: посол Америки в Украине заявил обеспокоенность о том, что Эмиля Курбединова арестовали, высокопоставленные чиновники также заявляли об этом. Общественность в Крыму также поднялась, все недоумевали, это было видно по постам и комментариям в соцсетях. То есть все это, я думаю, и повлияло на освобождения Эмиля.     

Дмитрий Тузов: На какие дела вы сейчас направите основные усилия, если говорить о тех людях, которые сейчас остаются в Крыму в заключении или против которых ведутся сейчас уголовные дела?

Эдем Семедляев: Наша работа никоим образом не поменяется, мы также будем защищать всех, не деля никого на «своих» и «чужих». Мы также будем заниматься делами крымских татар, журналистов и народных активистов. Эмиль будет продолжать защищать журналиста Николая Семена. То есть ничего не поменяется, потому что тот путь, который мы выбрали, — правильный, и по нему мы и дальше будем стараться идти.     

Виктория Ермолаева: Говорил ли Эмиль Курбединов о условиях содержания его в СИЗО?

Эдем Семедляев: Говорить, что условия были хорошими, конечно, нельзя, потому что хорошо человеку только дома. Можно сказать, что условия были удовлетворительными, то есть со стороны администрации спецприемника никаких проблем ему не создавали, регулярно интересовались, все ли у него нормально. В отношении Эмиля закон соблюдался, ему давали звонить раз в сутки, он звонил и общался с семьей, также без проблем мы заносили ему передачи с питанием. Там было тепло, его оградили от других людей, он содержался один, поэтому никаких особых проблем не было. 

Виктория Ермолаева: Перед тем как Эмиля Курбединова арестовали, был обыск в офисе адвокатов в Симферополе. Какие вещи тогда изъяли и можно ли связывать эти два события? Ожидаете ли вы дальнейшего давления на Эмиля Курбединова и других адвокатов крымских политзаключенных в Крыму?

Эдем Семедляев: Я думаю, конечно же, каждый будет делать свою работу. То есть мы как адвокаты будем делать свою работу, а правоохранители будут стараться делать свою работу, при этом, конечно, нужно понимать, что мы неудобные адвокаты, и какое-то давление будет.

При обыске изъяли всю технику: компьютеры, диктофон Эмиля, роутер. То есть они, практически, парализовали нашу работу. Но спасибо друзьям и коллегам, которые немного помогли с техникой, и мы продолжаем свою работу по обжалованию тех действий, которые проходили в отношении нас.

Виктория Ермолаева: В рамках какого уголовного производства был этот обыск?

Эдем Семедляев: Там еще уголовного дела нету, поэтому это был не обыск, а обследование. Оно проводится в рамках проверки причастности неизвестно кого, как написано в постановлении, по статье 205.5 «Участие в террористической организации».  

Дмитрий Тузов: Немного ранее Николай Полозов говорил об угрозах адвокатам. Как вы считаете, освобождение Эмиля Курбединова несколько снижает градус напряженности по отношению к адвокатам?

Эдем Семедляев: Я считаю, что это никоим образом не снижает угрозу. Сам арест — это уже угроза, и то, что его отпустили, это, конечно, хорошо, хорошо, что пока еще нету уголовного дела, но градус опасности не снижается. Они в любой момент могут продолжить что-угодно.

Виктория Ермолаева: То есть вы рассматриваете вариант открытия уголовного производства по отношению к Эмилю Курбединову?

Эдем Семедляев: Все может быть, и не только в отношении Эмиля Курбединова, но и в отношении всей нашей команды.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.