От долгих праздников экономика Украины никак не пострадает, — Дубровский

01 мая 2016 - 15:40 1066
Facebook Twitter Google+
Владимир Дубровский рассказывает, почему Украине не удаются реформы, сработавшие в Грузии

Во что обойдется стране декада праздников? Сколько из наших карманов придется заплатить за нынешние экономические реформы? Об этом размышляет и аргументирует специалист по политэкономии Владимир Дубровский.

Михаил Кукин: Как влияет такое количество праздников на экономику?

Владимир Дубровский: Если отрабатывать, то ничего. Хорошая сторона в том, что те, кто уничтожают прибавочную стоимость, в эти дни ее не уничтожают.

Я помню, еще в 90-е годы кто-то (Кравчук или кто-то еще) очень радовался: «Вот, сейчас праздники, мы сэкономим столько газа! Наша промышленность не будет работать, мы немножко выйдем из долгов!»

Те, кто ощущают пользу от своего труда, они все равно работают в эти дни. Те, кто не ощущают пользу от труда, лучше пусть в эти дни посадят картошку, например.

Михаил Кукин: А кто уничтожает прибавочную стоимость? Кого вы имели в виду?

Владимир Дубровский: Например, контролирующие органы. Есть много тех, кто находится на содержании у потребителя или налогоплательщика. Об этом хорошо говорил Каха Бендукидзе. Если в некий госорган попадет ракета и всех уничтожит, а жалеть об этом будут лишь родственники чиновников, то этот орган можно спокойно ликвидировать без ущерба. И это сработало в Грузии.

Михаил Кукин: Почему мы не пошли по такому пути реформ?

Владимир Дубровский: В каждой стране есть своя политическая культура, культура взаимоотношений между людьми. В Украине она очень инклюзивная — мы привыкли решать вопросы полюбовно, договариваться. Также у нас не было таких сильных лидеров. А Грузия — лидерская страна, там тоже много договоренностей, но там резкие меры были хорошо восприняты. И на момент Революции Роз там было еще хуже, чем у нас.

Михаил Кукин: Ближе ко дну — легче оттолкнуться?

Владимир Дубровский: В этом смысле — да. Но это не значит, что все эти меры были оправданны. Резкость, которая была в Грузии, в Украине воспринималась бы по-другому. Может быть, это путь долгий и болезненный, но это наш путь. И если говорить о личностях, то тут вопрос не в национальности, а том как люди вписываются в ту или иную культуру.

Михаил Кукин: Грузия была ли не самой коррумпированной республикой СССР, ей было сложнее провести эти реформы. Но ведь коррупция в Украине не казалась в те времена таким нарывом на теле общества, как сейчас.

Владимир Дубровский: Грузины дошли до ручки, устали от этого. Каха Бендукидзе сформировал команду, которая это все провернула. Да, они всех сажали, но только этим ничего хорошего бы не сделали. Они устраняли корни коррупции — невозможно пересадить всех коррупционеров, их слишком много. Если коррупция исключение — это работает, но если коррупция — правило, реформы должны быть направлены на реформы.

Когда начинают бороться с коррупцией силой без устранения причин, то на этом обогащаются те, кто с ней и борется. Очень тяжело устоять от соблазна, даже если ты честный. Или тебя оттуда выбросит просто. Так произошло в ГПУ. Начинать с посадок — бесперспективно. Тот же Каха начал с резкого упрощения всех процедур, мы же не можем позволить себе сложные регуляции. Государство не может себе позволить дискреции — возможности чиновника принимать какие-либо решения. Самая стержневая реформа — судебная, без нее законы работать не смогут.

Михаил Кукин: Вам кажется, что это правительство лучше прежнего?

Владимир Дубровский: Мы это увидим по делам. Соцопросы показывают постепенное снижение рейтингов.

Михаил Кукин: Почему нам не везет? Ведь у некоторых странах рейтинг может повыситься под конец каденции.

Владимир Дубровский: Нужно, чтобы очень повезло. До политического подъема удается дожить далеко не всем реформаторам. В нижней точке такой кривой власть перехватывают популисты, которые делают только хуже — страна оказывается в стагнации или идет вниз. Такая ситуация происходит в Украине. Наше правительство много делало неправильно. У нас были реформы — госзакупок, например. Повышение тарифов на газ — не реформа. Реформа меняет стимулы, отношения между людьми.

Порядок в этой сфере невозможно навести без повышения тарифов. На перепродаже по большей цене и выросли украинские олигархи. Но есть цена на газ, а есть цена на тепло. Большинство граждан платит за тепло. Вот здесь нужно провести реформу, чтобы поставщики были заинтересованы в том, чтобы доставить тепло в целости и сохранности. Нужно сбалансировать бюджет и публичные финансы. Но не устанавливали даже счетчики, мы не знаем, переплачивали ли люди.

Понятно, что повышение цен сильно бьет по людям, нужны субсидии. Но как их выдавать? Выдавать бедным — неправильно. Для начала нужно субсидию направлять лично людям, государство не должно субсидировать предприятия. Так прикрываются схемы разворовывания субсидий. Кроме того, часть людей не станет обращаться за субсидиями, еще часть не захочет из-за идеологических соображений. И люди почувствуют, что государство о них позаботилось, нет бумажной волокиты. Следующий шаг — сокращение субсидий для богатых. Это была бы очень популярная реформа. Субсидий вообще не должно быть, но начинать надо с богатых.

Михаил Кукин: Почему у нас это не воплотилось?

Владимир Дубровский: Возможно, это звучало слишком рискованно. Возможно, были чьи-то интересы. Но думаю, в таком случае не было бы правительственного кризиса.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.