Слушать

От Нормандского формата получим новый виток давления на нас, — Жданов

18 октября 2016 - 14:51 118
Facebook Twitter Google+
19 октября в Берлине состоится встреча в Нормандском формате. Заставит ли это Россию выполнять свои обязательства по прекращению огня на Донбассе?

Комментирует военный эксперт Олег Жданов.

Александр Близнюк: Сотрудники специальной мониторинговой миссии ОБСЕ зафиксировали 435 взрывов в Донецкой области и 172 взрыва — в Луганской области 15-16 октября.

Анастасия Багалика: Как на событиях на Донбассе может отразится убийство боевика «Моторолы»?

Олег Жданов: Убийство «Моторолы», на мой взгляд, не связано с увеличением количества обстрелов. Это разные ипостаси. Обстрелами руководит Генеральный штаб Российской Федерации. Если 17 октября насчитали 600 взрывов, то на кануне, за 2 дня до этого, было 700 взрывов. Это медленное перемалывание наших вооруженных сил с целью принуждения нас пойти на уступки в Нормандском формате.

Убийство «Моторолы» — это не наш уровень. «Моторола» — это военный преступник, который должен был престать перед судом. Украина никогда бы в жизни не стала портить свой международный имидж ради ликвидации какого-то боевика. Нам было бы выгоднее убрать Плотницкого или Захарченко, как руководителей, но мы не идем на это, а уже 2,5 года ведем с ними переговоры.

Увеличение количества обстрелов — это политическое решение. Сейчас практически повторяется летнее обострение, которое началось на майские праздники и продлилось до Дня независимости.

Александр Близнюк: Разведение сил на Донбассе практически остановилось. Какие дальше перспективы?

Олег Жданов: Разведение войск никогда не было никому выгодно. Я вообще не знаю, откуда взялось это решение Порошенко. Посредством разведения войск мы только увеличиваем серую зону, тогда как летом ее сокращали. Сейчас мы практически создаем серую зону для действий диверсионно-разведывательных групп.

Александр Близнюк: Что необходимо делать Украине, если Россия не выполняет своих обязательств? Порошенко договорился с Олландом и Меркель о том, что завтра в Берлине проведут встречу глав государств в Нормандском формате для того, чтобы заставить Россию выполнить ту часть минских договоренностей, которая касается безопасности.

Олег Жданов: То противоречие, которое было в Минске, сейчас выплеснулось на уровень Берлина или Парижа. Главное противоречие в Минске касалось контроля над государственной границей Украины. То же самое происходит здесь — сначала мы хотим контроль, а потом Российская Федерация настаивает на обратном.

Я очень сомневаюсь в том, что встреча состоится. В Индии Владимир Путин заявил, что надо идти параллельными курсами — сперва конституция, амнистия выборы, а потом уже граница. Накладываем это на заявление Порошенко о том, что сначала прекращение огня, вывод иностранных войск и передача границы под контроль, а потом уже политическая часть.

Анастасия Багалика: Как расценивать то, что Путин настаивает на своей позиции? Ведь он же понимает, что рано или поздно его к этому склонят.

Олег Жданов: Нет. У Путина очень уверенная и твердая позиция. Он прекрасно понимает, что Запад на него боится давить. На него надавить может только Америка, но дело в том, что США больше всего боится развала Российской Федерации. Во-первых, они не собираются потом гонятся за всеми субъектами, которые станут независимыми государствами, и высчитывать, сколько у кого осталось ядерного оружия. Во-вторых, как только развалился СССР, первое, что захотели сделать страны Европы, это выгнать НАТО со своей территории. В феврале 2014 года Путин сказал: «Может нашему мишке надо посидеть спокойно, не гонять поросят и подсвинок по тайге, а питаться ягодками медком. Может, его в покое оставят? Не оставят. Потому что будут всегда стремиться, чтобы посадить его на цепь. А как только удастся — вырвать и зубы, и когти». Путин прекрасно понимает интересы США, отсюда его позиция. А вот наша позиция вообще никакая. За 2,5 года войны мы даже не умудрились закрыть границу. Я уже не говорю о визах, хотя бы введите миграционный режим. После заявления ПАССЕ мы — единственная сторона, которая не признает военную агрессию Российской Федерации против нас. Мы упорно доказываем всему миру, что у нас гражданская война и внутренний конфликт.

Александр Близнюк: По поводу внутреннего конфликта я не соглашусь. Петр Порошенко постоянно говорит о том, что на нашей территории происходит агрессия Российской Федерации.

Олег Жданов: Петр Порошенко — хороший оратор. У него есть 2 типа речей — внутренние, когда он рассказывает о вооруженной агрессии России против Украины, и внешние, когда с трибуны Европарламента он говорит о том, что у нас на востоке находятся незаконные вооруженные бандформирования, состоящие из пророссийски настроенных украинских граждан.

Александр Близнюк: Которым помогает Россия.

Олег Жданов: Помогать и воевать — это разные вещи. Одно дело финансировать и вооружать сепаратистов — это внутренний конфликт, а другое дело, когда регулярные части российских вооруженных сил воюют на нашей территории. Назовите мне хоть один официальный документ государства Украина, которой бы признавал Россию агрессором и свидетельствовал о том, что у нас вооруженный конфликт. Его нет.

Анастасия Багалика: Что может произойти, если Олланд, Путин, Порошенко и Меркель вновь встретятся?

Олег Жданов: Однозначных решений не будет. Максимум, что мы сможем получить от Нормандского формата — еще один виток давления на нас.

Александр Близнюк: В чем это будет заключатся?

Олег Жданов: В том, чтобы мы шли на уступки Российской Федерации, то есть проводили изменения в конституцию и принимали закон об амнистии.

Александр Близнюк: Тогда в чем смысл этой встречи?

Олег Жданов: В 2017 году и у Олланда, и у Меркель будут выборы. В штабе Меркель поговаривают, что она вряд ли будет выставлять свою кандидатуру на пост канцлера. Там сейчас лидером рейтинга является Штайнмайер, который делал достаточно резкие заявления в наш адрес. У нас нет четкой позиции, поэтому нас давят.

Александр Близнюк: Германия подтвердила участие Путина во встречи Нормандской четверки 19 октября. Об этом заявил пресс-секретарь Ангелы Меркель. Позже Интерфакс со ссылкой на информированный источник в Москве сообщил о том, что президент России Владимир Путин все-таки примет участие во встрече.

Олег Жданов: До тех пор, пока мы не изменим формат переговоров, результата не будет. Формат переговоров меняется очень просто — мы признаем вооруженную агрессию Российской Федерации.

Как называется минский меморандум ОБСЕ? Он называется «Мирный план президента Порошенко и мирные инициативы президента Путина». Российская Федерация должна сесть за стол переговоров как сторона конфликта, а ребят из «ЛНР» и «ДНР» мы должны выставить за двери

Анастасия Багалика: Буквально в эти минуты в Верховной Раде начали голосовать пакет законов, который касается вопросов безопасности и бюджетной поддержки обороноспособности страны. Давайте послушаем комментарий народных депутатов от фракции «Народный фронт» Людмилы Денисовой и Андрея Помазанова, которые высказались о важности законопроекта о пенсионном обеспечении лиц, уволенных с военной службы, и некоторых других лиц. К этой категории впервые относятся медики, волонтеры и правоохранители в АТО.

Анастасия Багалика: Как вы можете прокомментировать эту инициативу?

Олег Жданов: На безрыбье и рак — рыба, с одной стороны. С другой, народные депутаты, у которых рабочая функция — нажимать на одну из трех кнопок и получать больше тысячи долларов в месяц, говорят о пенсии по инвалидности в размере 2800 гривен. Это издевательство.

Это говорит о том, что у нас военный контракт не соответствует вообще никаких стандартам.

Анастасия Багалика: Осенне-зимний сезон традиционно проходит под знаком принятия бюджета. Мы еще не знаем, сколько миллиардов отведут армии, но, очевидно, эта цифра будет больше, чем в этом году.

Олег Жданов: В этом году мы выделили 55 миллиардов на вооруженные силы. Как оказалось в мае, там заложен закон о спецконфискации на финансирование вооруженных сил. На сегодняшний день из этих 55 миллиардов мы с трудом профинансировали 40%. Где делись 5 миллиардов, которые отдельно выделили на закупку вооружения. Я сомневаюсь, что кто-то даст ответ на это вопрос.

Анастасия Багалика: Количество обстрелов будет уменьшаться или расти?

Олег Жданов: Сейчас обстрелы имеют тенденцию к росту. Это будет продолжатся до какого-либо политического решения.

Александр Близнюк: Если ли вероятность широкомасштабных наступательных действий?

Олег Жданов: Нет, потому что нет силы средств. На сегодняшний день у нас преимущество в численности и вооружении.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.