Отвод войск на Донбассе — стратегическая ошибка?

22 июня 2016 - 06:58 649
Facebook Twitter Google+
Существует потенциальная возможность того, что стороны конфликта на Донбассе отойдут от линии разграничения на 1,5-2 км

В Минске в ходе последнего заседания подгруппы по безопасности Трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию ситуации на Донбассе была почти достигнута договоренность об отводе военных от линии разграничения на 1,5-2 км.

Об этом заявил представитель Украины в этой погруппе Евгений Марчук и интервью журналистке HromadskeTV Насте Станко.

Комментирует военный эксперт Олег Жданов.

Анастасия Багалика: Отвод военных от линии разграничения на 1,5 — 2 км — это много или мало?

Олег Жданов: Это исключает применение минометов калибра 82 мм, танков и БМП.

Анастасия Багалика: Это значит, что будет применятся артиллерия крупного калибра?

Олег Жданов: Да. Это значит, что если ведение огня продолжится, а так скорое всего и будет, то обстрелы из крупнокалиберной артиллерии увеличатся.

Анастасия Багалика: Так зачем же отводить людей, если по ним будет стрелять техника еще крупнее?

Олег Жданов: Вообще, непонятная ситуация. Я бы приветствовал этот вариант, если бы туда вводилась третья сторона в качестве миротворческой миссии. Место пусто не бывает. Там, где войска отойдут, кто-то это место займет. И если мы отходим под контролем ОБСЕ, то не факт, что боевики и российско-террористические войска не займут эти позиции под видом тех же миротворцев.

Лариса Денисенко: Если будут продолжаться обстрелы тяжелым артиллерийским оружием, как на это буде может реагировать миссия ОБСЕ?

Олег Жданов: На сегодняшний день по данным Генштаба за последнее две недели было зафиксировано более 30-ти случаев применения тяжелой артиллерии и передано ОБСЕ. Никакой реакции. Миссия с той стороны также ни на что не реагирует — две недели назад был сбит последний беспилотник над позициями боевиков, и реакции никакой не было, с тех пор миссия те районы даже не посещает. Претензии предъявить не к кому, ведь «республики» непризнанные.

Лариса Денисенко: На что может повлиять этот отвод войск?

Олег Жданов: Не повлияет ни на что. Это очередная попытка развести стороны, избежать кровопролития. Применяются немыслимые шаги: давайте отойдем. А если враг подойдет? Еще раз отойдем? И так мы будем до Киева отходить? Если бы приехала какая-то международная миссия, кроме ОБСЕ, о которой говорить уже бессмысленно, тогда был бы толк. Пока я его не вижу.

Анастасия Багалика: В интервью Евгений Марчук говорил о 7 пунктах, из которых буду уходить украинские военные. Названы 2 — это Станица Луганская и что-то в Донецкой области, возможно Авдеевка. Почему именно эти пункты?

Олег Жданов: В Станице Луганской протекает река Северный Донец, и, если мы отойдем, они перейдут реку и укрепятся на ней, получив хороший плацдарм. Промзона Авдеевки — ключевой момент. Если мы оттуда уходим, то теряем контроль над ясиноватской развязкой, и дорога на Горловку опять возвращается под контроль российско-сепаратистских войск, что позволит им снова спокойно снабжать Горловку боеприпасами и техникой, а не и пробираться «козьими» тропами, как они это делают сейчас.

Лариса Денисенко: Это похоже на стратегическую ошибку?

Олег Жданов: Нельзя выпускать инициатива из своих рук. Лучше стоять на месте и не двигаться.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.