Слушать

Памятник Щорсу это ценное произведение искусства, — Ройтбурд и Кальницкий

01 июля 2016 - 15:14
FacebookTwitterGoogle+
Несостоявшуюся попытку сноса киевского памятника Щорсу обсуждаем с историком Михаилом Кальницким и художником Александром Ройтбурдом

myhaylo_kalnyckyy.jpg

Михаил Кальницкий // «Громадське радио»
Михаил Кальницкий

Вчера представители «Правого сектора» и ОУН угрожали снести памятник Щорсу. Корреспондент «Громадського радио» Ольга Михайлова отправилась на место событий. По ее словам, запланированного демонтажа памятника не произошло, так как активисты нашли общий язык с местными властями. 

Михаил Кукин: По данным Википедии, Николай Александрович Щорс — офицер военного времени Русской императорской армии. Он же был командиром украинских повстанческих формирований. Во время гражданской войны он стал начальником дивизии Красной армии, а в 1918 году вступил в компартию. Это правда?

Михаил Кальницкий: Биографию Щорса нужно изучать по первоисточникам.

Ирина Ромалийская: Правда ли, что перед революцией на месте Щорса стоял памятник графу Алексею Бобринскому — вдохновителю постройки железной дороги в Киеве?

Михаил Кальницкий: Почти. Там действительно стоял памятник Алексею Бобринскому, но дело в том, что он был вдохновителем постройки первой в Российской империи железной дороги. Киевскую железную дорогу построили без его участия. Поскольку он был известным деятелем в сфере железнодорожного строительства, памятник ему поставили неподалеку от вокзала. Он связан с Киевом и Украиной по другой причине — Алексей Бобринский был пионером распространения в юго-западной части империи сахарной промышленности. Он с помощью интеллекта и воли практически поднял эту отрасль.

Ирина Ромалийская: Почему тогда памятник ему снесли?

Михаил Кальницкий: На памятнике было написано «полезной деятельности графа Алексея Бобринского». В 1872 году этот памятник считали первым в Российской империи памятником за трудовые заслуги. Потом пришли другие времена, когда декларации большевиков о неприкасаемости объектов культурной ценности перестали действовать.

Ирина Ромалийская: Памятник Щорсу имеет какую-то культурную ценность?

Михаил Кальницкий: В 2009 году за подписью Юлии Тимошенко было подписано постановление Кабмина о взятии под учет ряда объектов культурного наследия, в том числе, и памятника Щорсу.

Современный закон о декомунизации гласит, что запрет использования коммунистической символики не распространяется на произведения искусства.

Ирина Ромалийская: Правда, что памятник рисовался с первого президента Украины Леонида Кравчука?

Михаил Кальницкий: Насколько мне известно, Леонид Макарович этого не опровергает. Теперь говорят о том, что Министерство культуры должно изъять памятник из реестра, но это и есть большевистский подход.

К разговору присоединяется известный украинский художник Александр Ройтбурд.

Ирина Ромалийская: Поделитесь своей позицией относительно того, стоит ли сносить памятник?

Александр Ройтбурд: На мой взгляд, памятник является ценным. Во-первых, это конная статуя европейского уровня. Этот памятник должен стоять там, где он стоит только ради того, чтобы люди понимали, как можно слепить коня. Во-вторых, пьедестал идеально вписан по пропорциям в городскую среду. Кто такой Щорс, меня мало волнует. Это малозначительный выдуманный и мифологизированный персонаж. Можно поставить около памятника табличку с объяснением того, что Щорс — это миф, созданный по заказу Сталина. К реальной истории этот памятник не имеет отношения. Щорс — это мальчик, который погиб в 24 года. Полтора года он воевал на разных сторонах, крови на нем не больше, чем на всех участниках тех событий.

Ирина Ромалийская: Согласны ли вы с этим мнением?

Михаил Кальницкий: Я согласен с тем, что памятник является ценным по многим параметрам, одним из которых является его интеграция в окружающую среду. Вместе с тем, действительно, есть смысл поставить возле памятника стенд, который объяснял бы ценность этого произведения искусства. Мы не знаем наверняка кто такой Щорс. Советская власть не очень-то церемонилась с общественным мнением. Людей расстреливали и об этом писали в газетах. За Щорсом не было замечено приказов расстрелять каждого второго, но были приказы относительно того, что бедное население нужно переселить в квартиры, а богатых людей — в лачуги и подвалы.

Ирина Ромалийская: Кстати, вплоть до 1935 года упоминаний о Щорсе не было даже в Большой советской энциклопедии

pamyatnyk_shchorsu.3.jpg

Акция возле памятника Щорсу // «Громадське радио»
Акция возле памятника Щорсу

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.