Перемены после победы добра не происходят, как в сказках — Пекарь

29 августа 2016 - 19:56 127
Facebook Twitter Google+
Общественный деятель Валерий Пекарь анализирует, почему изменения в Украине столь медлительны и можно ли ускорить достижение цели

Анастасия Багалика: Что происходит и почему так медленно?

Валерий Пекарь: В мире существует высшая лига наций — страны, которые живут богато, справедливо. В них порядок, развитая экономика, инновации. Как туда попасть? Может ли это сделать Украина? Процесс попадания в эту лигу наций называется модернизацией. Первая страна, которая туда попала, — Великая Британия. У Франции на это пошло сто лет. Очень сложно туда попадал Израиль, Японии пришлось пройти через военное поражение. Мы находились на пороге этой модернизации. Тогда распался СССР, в Украине была технологическая развитость и люди с современным мышлением, их 15-17%. Но этого мало, чтобы войти в этот эшелон. Нужно хотя бы 30%.

Начался Майдан, который оказался тройной революцией. Первая часть — это экономическая революция против олигархов. Вторая часть — антиколониальная, которая обязательно должна перейти в войну за независимость. И третье — революция ценностей. Она невидима, бескровна, а поле битвы — в голове. Это война с советскими, патерналистскими ценностями и замена их на новые ценности, которые мы называем гражданской ответственностью.

Анастасия Багалика: Мы были на пороге модернизации в 1991, но что было дальше?

Валерий Пекарь: Историк Ярослав Грицак говорит, что модернизация занимает 50 лет. Но эти реформы можно сделать за 1,5-2 года. Почему так? Потому что окно возможностей открывается, не используется и закрывается. Так было и у нас. Опять наше окно открылось в 2004 году, но снова не использовалось. И вот сейчас опять та же ситуация. Оно будет и позже, но это значит, что наше поколение с этим не справилось. Да и будет ли тогда Украина? Продержится ли она?

Андрей Куликов: Где гарантия, что нынешнее окно возможностей еще открыто?

Валерий Пекарь: Гарантий нет. Если мы это окно не используем, то не факт, что будет следующее. Действующее окно закрылось, но мы туда успели ногу просунуть. Мы успели запустить прозрачные закупки, антикоррупционные реформы. И вот мы стоим с этой ногой, а с одной стороны те, кто хочет реформ, а с другой — олигархи и коррумпированные чиновники. А вокруг — 85% населения, наверное, которое стоит и смотрит на это перетягивание. Достаточно только 5% из них на сторону реформаторов, и мы это окно успешно используем. Реформы в основном делает парламент, который выбирают люди. И мы сейчас подошли к пределу возможностей, когда делаем реформы, которые позволяет делать массовое сознание. И дальше можем двигаться, изменяя массовое сознание. И вот «Громадське радио» — один из тех каналов, который пытается это сознание менять. Но в каждом городе нужно такое радио, другие инициативы.

Дети знают из сказок, что добро побеждает зло в одном решительном бою, а после этого все живут долго и счастливо. Так произошло после Оранжевой революции, решительный бой состоялся, а граждане пошли домой. Вот окно и закрылось. Во взрослой жизни — как в «Фаусте» Гете.

«Выпиливание» реформ по кусочкам — неожиданно для тех, то ждет, что власть сделает нам хорошо. А она этого не сделает, нужно самим.

Анастасия Багалика: У нас ведь общество информационное, процессы должны происходить быстрее, чем в той же Франции, для которой понадобилось сто лет, чтобы войти в этот высший эшелон.

Валерий Пекарь: Но люди у нас индустриальные, а некоторые еще и доиндустриальные. Революция в Великой Британии была результатом большого давления на власть, которой пришлось пойти на уступки. Начали «открывать» системы: экономику, культуру, религию. И элиты британские испугались гражданской войны и открыли. А во Франции революция была кровавой, потому что не удалось удержать большой широкий фронт. Это напоминает Украину: все перессорились, начали друг на друга нападать. Потом пришел диктатор и поменял повестку дня. И Франции понадобилось очень много времени, чтобы выросло новое поколение, которое эту свободу завоевало. Речь идет о возможности влиять, принимать участие в жизни города, быть богатым честно.

Сегодня у нас все закупки должны идти через систему «Prozorro», но многие органы власти уклоняются от этого. Кто может их заставить? Только местные люди, центр не может всех проконтролировать.

Анастасия Багалика: Сколько времени может потребоваться, чтобы изменить общество?

Валерий Пекарь: Нам не нужно менять всех, достаточно сделать 10% людьми с современным мышлением. Если мы провалимся, нужно будет еще ждать лет десять. Нужно жить так, что бы ты жил хорошо. А мы думаем, чтобы хорошо жили дети, все откладывается на потом.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.