«Переселенцам надоело ощущать себя уголовниками», — Татьяна Дурнева

29 ноября 2015 - 16:10 1159
Facebook Twitter Google+
Татьяна Дурнева, эксперт по вопросам внутренне перемещенных лиц Института ОЕД, рассказала, почему на закон №2166 наложили «вето» и как это отобразится на жизни внутренне перемещенных лиц

Наталия Соколенко: Есть объяснения, почему на закон наложено «вето»?

Татьяна Дурнева: Есть позиция, которая объясняет, что у закона, который президенту дали на подпись, отсутствует норма, лицо. Это лицо должно следить за перемещением ВПЛ, и подтверждать факты их длительного отсутствия по месту проживания.

Это сразу вызвало протест и среди людей, которые разрабатывали законопроект, и среди переселенцев, которые устали от постоянного ощущения, что они должны, как бывшие уголовники, отмечаться где-то.

Наталья Соколенко: Что вы имеете ввиду, говоря, «как бывшие уголовники»?

Татьяна Дурнева: Дело в том, что закон, который действует сейчас, обязывает ВПЛ отмечаться в органах миграционной службы, ставить штамп, который подтверждает их место проживание. То есть сначала человек, внутренне перемещенное лицо, регистрируется в органах социальной защиты, получает там справку. Потом идет в Миграционную службу, где должны подтвердить, что он проживает по адресу, который указан в справке. Но, на самом деле, это просто бюрократическая процедура.

Алексей Бурлаков: А чтобы улучшил этот закон?

Татьяна Дурнева: Отменялась необходимость продлевать справку каждые полгода. Очень важный момент: закон вводил норму, что Украина должна способствовать не только добровольному возвращению ВПЛ в места, которые они покинули, но также интеграцию тех людей в громадах, которых решили остаться.

Интеграция – это понятие того, что все одинаковые, что все имеют право на голос. Из этого должна была следовать государственная стратегия. На сегодняшний день у нас все проблемы от того, что полтора года нет государственной программы, политики работы с переселенцами.

Есть мысль о том, что все эта политика, которую мы видим, связана с финансовыми вопросами.

Этот законопроект №2166, он убирал из поля игры миграционную службу, оставался орган социальной защиты — распорядитель информации, который бы создавал единую базу переселенцев.

Наталия Соколенко: То есть, президент предлагает вместо миграционной службы, которая убирается с поля деятельности, другой орган с теми же функциями?

Татьяна Дурнева: В этом законопроекте есть этот орган — это структурное подразделение органа социальной защиты. Руководитель этого органа может на основании информации о длительное отсутствие внутренне перемещенного лица отменить действие этой справки.

Наталия Соколенко: Татьяна, а что будет дальше?

Татьяна Дурнева: После этой неприятной ситуации мы все собрались, чтобы обсудить, что будет дальше. 9 месяцев с момента регистрации законопроекта! Неужели нельзя было публично его обсудить, если у президента были какие-то замечания. Мы прошли 2 чтения, закон пролежал 15 дней на подписи - и в последний день президент наложил «вето». Это было непонятно и неожиданно.

Было решено создать петицию на сайте президента и собрать 25 тыс. подписей. Как только текст петиции будет готов, мы проведем еще одно его публичное обсуждение и начнем сбор подписей.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.