Переселенцев проверяют, как будто они преступники — активистка

19 июля 2016 - 20:30 1566
Facebook Twitter Google+
Татьяна Дурнева из Института общественно-экономических исследований по вопросам внутренне перемещенных лиц рассказывает, почему переселенцы призывают премьера открыть глаза на их проблемы

20 июля в 12.00 стартует акция «Гройсман, открой глаза». Какие проблемы внутренне-перемещенных лиц кажутся невидимыми премьер-министру Украины? Об этом рассказывает Татьяна Дурнева, эксперт Института общественно-экономических исследований по вопросам внутренне перемещенных лиц и Глава Комитета избирателей Украины в Донецкой области.

Андрей Куликов: Расскажите о завтрашней акции.

Татьяна Дурнева: Это будет акция «Гройсман, открой глаза на проблемы переселенцев», инициированная коалицией общественных организаций, в том числе и нашей. Она связана с тем, что в отчете правительства за три месяца был слайд, где написано, что выплаты переселенцам возобновлены. Но это не так, ситуация за последних полгода только ухудшилась, правительство «не видит» проблем. Поэтому мы решили подарить премьеру очки, и книгу — 100 живых историй ВПЛ со всей Украины, которые пострадали от дискриминационной политики государства.

Возможно, проблема и в том, что люди получают первую помощь от общественных организаций и не доходят к государственным институциям.

Лариса Денисенко: Где присутствует дискриминация переселенцев?

Татьяна Дурнева: Дискриминация есть и на уровне нормативно-правовых актов. Например, пенсионеры-переселенцы могут получать пенсии только через Ощадбанк, из-за этого много проблем, там даже тариф назван «Восточный». Они уже так выделяют людей. Кроме того, нельзя снять деньги в другом банкомате, провести трансакцию в интернете. Это показатели отношения к людям, которые пострадали от военной агрессии.

Мы выделяем их постоянно.

Постановление Кабмина № 365 вводит очень сложную процедуру проверок. Пенсионеры-переселенцы могут получать пенсию только после проверок. Но это же конституционное право каждого человека.

Есть еще отношение и высказывания политиков. Нет сформированной политики государства. Поэтому все слова официальных лиц расцениваются как политика. Поэтому слова Розенка подчеркивают отличия пострадавших от других граждан.

Люди выбрали Украину, потеряли очень многое при переезде. Но они не ощущают себя дома. Здесь много контроля и ощущение, что они в чем-то виноваты, им нужно оправдываться. Из-за социнспекторов усилились проблемы со съемом квартиры. Но постановление № 365 не обсуждалось с общественностью.

Социнспектора могут прийти, когда переселенцев нет на месте, ведь сейчас лето, отпуска. И составляют акт.

Андрей Куликов: Для чего вам акция?

Татьяна Дурнева: Мы обязаны реагировать, привлекать внимание к этой проблеме.

Важно не нарушить баланс — чтобы не прейти в негативное отношение к переселенцам. В Бердянске, например, опубликованы все адреса переселенцев.

Такие вещи происходят с февраля этого года после приостановления выплат переселенцам. Их проверяют, как будто они преступники. До сих пор требуют наличие пропуска пересечения линии разграничения, но ведь многие уехали до того, как их ввели.

Андрей Куликов: Как вы распространяете эти 100 историй для других людей?

Татьяна Дурнева: Мы также покажем фото с очередей, когда люди занимают место еще в пять утра. Существует много реальностей, власть, например, говорит о 8 минутах для оформления документов или справки, а на самом деле на это уходит несколько часов. Около 50 общественных организаций подписали открытое обращение о встречи с Гройсманом.

У нас налажена работа с офисом Уполномоченного по правам человека, на его базе была создана рабочая группа по внесению изменений в постановление Кабмина. Но уровень представительства был несоответствующим. Только в июне была создана рабочая группа при минсоцполитики, куда вошли общественные организации. Но она больше создает видимость работы с общественностью. Никаких изменений и рекомендаций общественности не вносится. Это конфликтный процесс заговаривания.

Андрей Куликов: Недавно были слушания в профильном Комитете парламента.

Татьяна Дурнева: Да, но там было только два замминистра. Валерию Лутковскую просто не включили в эту рабочую группу.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.