Перспективы спасения Романа Сущенко не так уж сомнительны, — Фейгин

07 октября 2016 - 19:51 88
Facebook Twitter Google+
По мнению адвоката, освобождение задержанного в России журналиста Романа Сущенко возможно при поддержке журналистов, политиков и лиц, которые имеют влияние на Кремль

Российское следствие предъявило официальное обвинение в шпионаже гражданину Украины журналисту Роману Сущенко. Адвокат журналиста Марк Фейгин рассказывает о том, как прошла процедура, каковы будут его дальнейшие действия. 

Алена Бадюк: Как долго проходила процедура предъявления обвинения? Видели ли вы Романа?

Марк Фейгин: Конечно, обвинение предъявляли Роману. Без присутствия адвоката этого тоже сделать нельзя. Таковы требования Уголовно-процессуального кодекса РФ. Поэтому я его видел. Следователь выходил, дал нам возможность конфиденциально пообщаться.

Продолжалась процедура максимально полтора часа. Сначала шел некоторый спор по поводу подписки о его состоянии, которую я подписал. Дальше мне вручили постановление о привлечении в качестве обвиняемого на 1,5 страницы. Мы с ним ознакомились. Там указаны эпизоды, которые для меня выглядят очень сомнительно, как и для самого Романа. Мы ознакомились с документами, составили соответствующий протокол, в котором написали, что обвинение не признаем. Далее мы отказались от дачи немедленных показаний в виду того, что у меня не было возможности конфиденциально обсудить с подзащитным все аспекты обвинения. Мы письменно обязались рассказать о том, что мы считаем по поводу предъявленного обвинения, и представить позже.

Я считаю, что, если ограничатся статьей 276 по шантажу и этими эпизодами, перспективы спасения Романа не так уж плохи. Это только при условии, если его судьбой будут заниматься не только адвокаты и родственники, а и журналистские сообщества, политики, лица, которые имеют влияние на Кремль, от которых зависит Кремль в международном плане.

Сергей Стуканов: Каковыми будут ваши действия в ближайшее время?

Марк Фейгин: Я уже подал жалобу на решения Лефортовского районного суда об избрании меры пресечения в виде содержания Романа Сущенко под стражей. Апелляционная жалоба будет рассматриваться до конца месяца. Не исключено, что туда будут доставлять Романа Владимировича. Я намекал следствию на то, что выгоднее показать Романа, что его не пытали, что на него не оказывается существенного психологического давления.

Я прочитал постановление о возбуждении уголовного дела. Я бы его тоже бы обжаловал. Там есть масса процессуальных нарушений, которые я считаю существенными для дальнейшего обжалования в Европейском суде по правам человека.

Мне нужно собрать ряд доказательств, справки о том, что он не является разведчиком, и приобщить к материалам дела. Отдельный вопрос — это свидетели. Важно, чтобы на стороне защиты были свидетели. Мы думаем над этим вопросом.

Алена Бадюк: Как себя чувствует Роман? Есть ли у него возможность пообщаться с семьей, родными?

Марк Фейгин: Нет, с семьей, родными он пообщаться не может, потому что это запрещено. Хотя сегодня мы обсуждали возможность приезда к нему кого-то из родственников, чтобы дали такое разрешение.

Чувствует он себя хорошо. Передавал привет, особенно маме, которая сильно беспокоится за его вес. Я могу сказать, что он благодарит всех, кто вступился за него. Сейчас «Укринформ» составляет для него дайджесты того, что о нем говорят и пишут. Я думаю, в понедельник мы принесем ему большую пачку этих распечаток.

Алена Бадюк: Что можно ему присылать?

Марк Фейгин: Письма поддержки. Особенно от друзей и коллег. В остальном все вроде наладилось. Деньги ему на счет отправлены, вещи тоже. Можно заказывать книги через интернет. Первая партия заказана. Когда она дойдет — загадка. Это решает цензура внутри тюрьмы.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.