Перспективы т.н «дела Хизб ут-Тахрир» мрачные, — представитель партии

19 июня 2016 - 20:34 288
Facebook Twitter Google+
Четверых крымских мусульман судят в Ростове-на-Дону. Как проходят заседания в соседнем государстве и есть ли надежда на справедливость?

На протяжении 3 дней в Кавказском окружном военном суде на слушаниях по делу осужденных крымских татар находилась наша корреспондентка Ирина Ромалийская, которая в студии подробнее рассказывает о событиях этих трех дней. А также по скайпу говорим о перспективах дела с Фазылом Амзаевым, главой информационного офиса международной исламской партии «Хизб ут-Тахрир» в Украине.

Алена Бадюк: С какими новостями ты вернулась?

Ирина Ромалийская: Сложно говорить о новостях. Сейчас в процессе проходит стадия, когда допрашивают свидетелей, которых предоставила прокуратура. Чаще всего это крымские татары, которые живут в поселке Орлиное (внутри Севастополя). Мы побывали на трех судебных заседаниях, на которых допрашивали свидетелей. Основное то, что большинство свидетелей отказываются от показаний. Даже те, которые не отказываются от обвинительных показаний как таковых, но гораздо мягче преподносят их. По данным Эмиля Курбединова, одного из адвоката, уже допрошено до 16-ти свидетелей, 80% из них отказались от своих показаний.

Алена Бадюк: Но был еще секретный свидетель?

Ирина Ромалийская: При нем мы тоже присутствовали. Неизвестно, кто этот человек. Большинство свидетелей находятся в Севастополе. И с Севастополем — видеосвязь. О секретном свидетеле известно, что он мужчина, под псевдонимом «Александр». Судя по акценту, он плохо владеет русским языком. И это все, что нам известно о нем.

romalynskaya_0.jpg

Ирина Ромалийская // «Громадське радио»
Ирина Ромалийская

Он по версии прокурора находился в здании суда, в какой-то из комнат, была установлена аудиосвязь. Ему задают вопрос, звучит щелчок — человек начинает отвечать, половину слов непонятно, потому что голос искажали. В итоге допрос остановили, мальчик, который отвечает за техобеспечение процесса, повысил уровень звука, и свидетель начал пищать. Все так же половину не было слышно. Потом и вовсе остановили, снова переделывали.

Этот секретный свидетель рассказывает, что Зейтуллаев, которого следствие называет организатором ячейки «Хизб ут-Тахрир», завлек его и он сам был членом этой организации, ходил на собрания, проповедовал, слушал и т.д. Но, когда Россия захватила Крым, он узнал, что в России эта организация запрещена, раскаялся и пришел сам здаваться ФСБ. И раскрыл всю организацию. Буквально через два дня были задержаны трое по этому делу. Адвокаты предполагают, что его могли вынудить дать эти показания. Сложно предполагать, если непонятно, кто этот человек, не вымышленный ли персонаж.

Татьяна Курманова: Что говорят остальные свидетели? Ведь при обыске не было найдено запрещенной литературы.

Ирина Ромалийская: Какие-то брошюры были найдены, по-моему, у Зейтуллаева. Они религиозные. Кто-то называет запрещенной, кто-то — нет. Свидетельствуют о разном. Меня поразила женщина, соседка одного из обвиняемых. Она рассказывает, что однажды ночью она услышала на улице шум, вышла и увидела, что возле дома, по-моему, Зейтуллаева, стоит подозреваемый и какие-то люди. Дальше звучит убийственная фраза от прокурора: «Мусульманской внешности». И она говорит, что эти люди ночью стоят и громко говорят. И дальше говорит: «О чем они говорили, на каком языке, я не помню».

Алена Бадюк: Допрашивали и членов семей задержанных?

Ирина Ромалийская: Да. В частности, жена одного из подозреваемых сказала, что отказывается свидетельствовать против мужа. Это ее вызывали во второй раз. Но отметила, что он прекрасный семьянин, любящий муж, хороший отец.

Интересная ситуация с адвокатами. У каждого из четверых есть свой адвокат, которого оплачивают. На первом заседании суд назначил четверых государственных адвокатов. Подозреваемые в зале суда заявили, что отказываются от этих адвокатов. Суд отклонил это ходатайство. В итоге все ходят на заседания, у каждого по два адвоката.

Алена Бадюк: Как адвокаты взаимодействуют между собой?

Ирина Ромалийская: Никак. Стоят отдельно адвокаты по договору, отдельно четыре барышни — сидят рядом с прокурором. За три дня у них не возникло ни одного вопроса к свидетелям. Но они не мешают работать адвокатам по договору. Они поддерживают ходатайство, говорят, что «за», это единая позиция. Как сработает эта технология, мне непонятно. У адвокатов я спрашивала, но они тоже не знают.

Алена Бадюк: Из 14-ти задержанных по т.н. «делу Хизб ут-Тахрир», судебное заседание по четверым. Слышно ли про остальных?

Ирина Ромалийская: Известно, что это три уголовных дела. Одно дошло до суда. По остальным еще идет следствие.

Татьяна Курманова: Сейчас стадия допроса свидетелей?

Ирина Ромалийская: Там весьма перепутано. В один из дней вдруг стали рассматривать выводы экспертов. Для меня интересно, что все четверо, когда у них спросили, какое у них гражданство, сказали, что и российское, и украинское. Все четверо получили российские паспорта.

Татьяна Курманова: Какое впечатление сложилось после суда?

Ирина Ромалийская: Я была на заседаниях три дня. Сложно делать выводы. Можно сравнивать с процессом в Грозном и процессом над Савченко. Здесь проходит более цивилизованно. Нас пустили в зал, нам никто не мешал. Прокурор, в общем, разговаривал с нами. Хоть и не давал комментарии, говорил, что только через пресс-службы. Судьи не агрессивны, в некоторых моментах поддерживали ходатайство адвокатов и сделали замечание прокурору, когда было явное нарушение в допросе свидетелей.

Татьяна Курманова: Какие еще были коллеги?

Ирина Ромалийская: Была Кира Толстякова с «Громадського Телебачення», Ирина Клачек «Крым. Реалии». Но нужно отдать должное, что все мы там оказались благодаря кампании #LetMyPeopleGo, конкретнее, Марии Томак, правозащитнице, которая организовала это.

Татьяна Курманова: На связи по скайпу глава информационного офиса международной исламской партии «Хизб ут-Тахрир» в Украине Фазыл Амзаев. Как вы оцениваете этот суд над мусульманами?

Фазыл Амзаев: С момента запрета «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, в РФ подобных судебных процессов прошло десятки. Несмотря на то, что создается видимость цивилизованного суда, не иначе как судилищем это назвать нельзя. Все заслушивается, приводятся доводы, доказательства. И внезапно суд выносит решение, которое полностью противоречит логике судебного процесса.

Комментируя данный процесс, не вдаваясь в тонкости, мне хотелось бы обратить внимание на очень важный момент. Заявлено, что судят предполагаемых членов террористической организации. Однако по обрывкам, которые попадают, ясно, что в судебных заседаниях не рассматриваются экспертизы изъятого огнестрельного оружия либо взрывчатки, не рассматриваются планы террористических актов и т.д. Весь судебный процесс, вся его логика направлена на то, чтобы всеми правдами и неправдами доказать причастность четырех задержанных к нашей организации.

Когда большая часть свидетелей отказалась от письменных показаний, внезапно всплывает т.н. анонимный свидетель. В процессах по отношению к «Хизб ут-Тахрир» это известная практика, когда появляется неизвестный человек, голос которого техническими средствами изменен и который начинает давать любые показания, выдвигать любые обвинения. Он даже может сказать о том, что обвиняемые разрабатывали новую межпланетную станцию для полета к другим галактикам. Абсурдность ситуации в том, что любые показания, которые из-за анонимности нельзя проверить, выступают в качестве доказательств и попадают в материалы дела.

fazyl_amzaev_0.jpg

Фазыл Амзаев //
Фазыл Амзаев

Хочу сказать, что перспективы у этого дела очень мрачные. Тем не менее, мы должны понимать, что Россия — неправовое государство, а тем более в политике по отношению к «Хизб ут-Тахрир». Мы уповаем на Всевышнего Аллаха, чтобы он выявил истину и обратил козни врагов этих четырех ребят против них самих.

Алена Бадюк: В Украине «Хизб ут-Тахрир» вполне законна. Почему на территории России эта партия признается террористической?

Фазыл Амзаев: «Хизб ут-Тахрир» — это политическая партия, которая ограничивается исключительно идеологической и политической работой. Мы не прибегаем к малейшему намеку на насилие. Поэтому наша организация не преследуется и функционирует в правовых государствах. «Хизб ут-Тахрир» преследуется в Узбекистане.

От правозащитников поступают данные, что российские спецслужбы ФСБ выдают предполагаемых членов «Хизб ут-Тахрир» в Узбекистан, где им грозят большие сроки, пытки и т.д.

Узбекистан занимает третье место по уровню нарушения политических и гражданских свобод. Эта страна делит третье место с Северной Кореей. Плачевность ситуации в том, что одной из стран, которые катятся в бездну авторитарных государств, является Россия. Член совета безопасности ООН, страна с ядерным оружием, запускающая спутники в космос, снизошла до уровня Узбекистана и Северной Кореи. В частности, в вопросе преследования мусульман и членов «Хизб ут-Тахрир». Россия — единственная страна, в которой наша организация признана террористической.

Причина в том, что в России подавляется любое инакомыслие. Жертвами подавления является не только «Хизб ут-Тахрир», не только мусульмане, исламские организации. Все граждане России сегодня страдают от этого монстра.

Татьяна Курманова: В России говорят, что они против «Хизб ут-Тахрир», поскольку вы связаны с группировками, которые действуют в Сирии и Ираке.

Фазыл Амзаев: Все, что исходит от российской власти и российских СМИ, не нужно принимать и анализировать под критическим углом. На протяжении более 20-ти лет мы работаем в Украине. Никаких терактов, уголовных дел по отношению к «Хизб ут-Тахрир» не было. Мы известные конференциями, семинарами, уроками в мечети и т.д.

 

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.