Слушать

План реформ библиотек от директора издательства «Фолио» Красовицкого

27 октября 2016 - 20:54
FacebookTwitterGoogle+
На сегодня 70% книжных фондов — это фонды советского времени, которые необходимо списать, — Александр Красовицкий, генеральный директор издательства «Фолио»

В конце октября в Германии, во Франкфурте, состоялась Международная книжная ярмарка, одно из главных событий в книжной индустрии. 

Александр Красовицкий, украинский издатель, генеральный директор издательства «Фолио», рассказывает о состоянии книжной индустрии Украины в целом и о том, как на книжной ярмарке была представлена Украина.

Наталья Соколенко: Вы были на этой ярмарке, что хотите почитать после ее посещения?

Александр Красовицкий: В принципе, украинский стенд выглядел очень неплохо в ряду со стендами европейских стран: он был креативный с книгами, которые выглядели вполне современно.

На Франкфуртскую выставку приезжают практически все, кто что-то значит на мировом книжном рынке. И если раньше эта была выставка, где продавали и покупали права, то сейчас, учитывая, что Интернет круглый год позволяет быстро принимать решения, это больше тусовка для обсуждения издательских проблем, тенденций и новинок.

Могу сказать читателям, которые за последние три года получили три тома «Истории европейской цивилизации» редакции Умберто Эко, что им предстоит еще очень много работы. Сначала мы ожидали, что будет 11 томов, потом оказалась, что их 12, а сейчас, учитывая, что вышли еще тома на итальянском языке, мы знаем, что их уже 17, из которых 5 — двухтомники. Это очень сложный проект, который требует большого количества специалистов. Каждый том готовится около полутора лет.

Я не могу сказать. Что Франкфурт этого года показал какие-то знаковые новинки для мировой литературы. Все были удивлены решением Нобелевского комитета. Конечно, же издатели покупали права на книги Боба Дилана, на его мемуары и поэзию. Но больше ничего знакового в мире книг не произошло.

Наталья Соколенко: Я понимаю, что есть разное отношение к Бобу Дилану как к обладателю Нобелевской премии по литературе, но все же, у вас как у издателя есть планы переводить его на украинский язык и издавать?

Александр Красовицкий: Это непростой вопрос, потому что, кроме планов, нужно еще купить права на книгу. Мы сделали соответствующий запрос и, если получим достойный ответ, то издание «Фолио» опубликует его, поскольку мы издали книги уже более 30 нобелевских лауреатов из разных времен.

Наталья Соколенко: Для себя вы делали какие-то заметки, что можно было бы почитать вам и, соответственно, нам, читателям?

Александр Красовицкий: В этом году у нас выходит знаковая турецкая книга Марио Леви, которого никогда не издавали на русском или украинском языках. Это один из величайших современных турецких писателей, произведения которого переведены во всем мире. Книга будет называться «Стамбульская сказка».

И еще одного турецкого автора мы, наверное, откроем нашему украинскому читателю в следующем году. Он тоже написал знаковую книгу, которая прошла мимо российского и украинского рынков.

Также стоит сказать, что в ближайшее время выйдет мировой бестселлер последних двух лет, роман Жауме Кабре, каталонского испанского автора, который называется «Я исповедуюсь». И следом за ним выйдут другие романы этого автора. Первая книга выйдет в переводе Таращука скорее всего этой зимой. Это огромный многослойный роман, где примерно 200 героев, а действия происходят в 5 временных промежутках. В нем наблюдается современная тенденция к сложным большим романам, которые писал Умберто Эко.

Наталья Соколенко: А о чем пишут турецкие авторы? Почему это стало интересно вам и книжному мировому рынку в целом?

Александр Красовицкий: Моду на Турцию принес Орхан Памук, когда получил Нобелевскую премию. Но так получилось, что мы издавали его на украинском языке еще до этого. На сегодня у нас издано уже 7 его романов, а его новый роман, который уже переведен на 20 языков, выходит у нас в следующем году. Я надеюсь, что если не в следующем году, то через год, мы сможем Памука привезти сюда.

Турция — это страна с очень развитым книжным рынком, с прекрасным книгоизданием. Украине нужно еще как следует поучиться тому, как работать с книгами у этой восточной страны. Это европейское книжное государство.

Наталья Соколенко: Чем это объясняется: специальной правительственной политикой, системой налогообложения или чем-то другим?

Александр Красовицкий: Книги хорошо продаются и издаются в тех странах, где государство обращает внимание на эту отрасль и имеет комплексные программы развития. Министерство культуры Турции имеет программы и для перевода турецких авторов за рубежом и для перевода зарубежных авторов на турецкий язык.

Кроме того, Турция имеет колоссальное количество качественных современных библиотек, работающих с новыми технологиями. Когда выделяются очень большие деньги на закупки для библиотек, то и весь книжный рынок подтягивается вслед за библиотеками.

Наталья Соколенко: Какую книгу на ярмарке представило ваше издательство?

Александр Красовицкий: Одна из книг, которые мы предлагали международным партнерам, — новая книга Мирослава Дочинца «Мафтей». Но на нашем рынке не бывает быстрых решений. Мы отправим им текст и будем ждать ответа.

Эта книга произвела на меня сильнейшее впечатление. Это этнографический и интеллектуальный ретро-детектив, история ХІХ века в Мукачеве, где пропали 7 девушек. Местный философ-отшельник и травник получил просьбу от бургомистра разыскать их. В книги колоссальное количество информации о культуре региона и соседних, прилегающих к ней, стран, соответственно, она должна быть очень востребована там.

Сейчас эта книга издана на украинском языке издательством «Карпатська вежа», а в издательстве «Фолио» она выйдет на русском языке.

Наталья Соколенко: Как скоро наши читатели смогут увидеть новинки, о которых вы говорите, в наших библиотеках?

Александр Красовицкий: Давайте начнем с того, что в тех странах, где государство беспокоится о библиотеках, закупки новинок идут каждый месяц. В украинской библиотеке новая книга в среднем при сложных многоэтапных процедурах, которые нужно пройти, появляется не раньше, чем через два-три года после появления книги на мировом рынке. Деньги для закупки книг в библиотеки выделяются раз в год и таким образом, что книгу надо предложить еще за год до ее выхода.

В мире все работает по каталогам. К тому моменту, когда выходит книга, библиотеки уже имеют на нее заказ, и она поставляется по заранее заключенным договорам.

В России каждый год московские библиотеки публикуют данные о топ-запросах книг, выданных в библиотеках и, как показывает эта статистика, примерно 70% книг изданные в текущем году. То есть эти книги успевают быть не только быть закупленными в текущем году, но и попасть в топы книговыдачи читателям. Значит, они закупаются в таком количестве, чтобы читатели могли массово прийти в библиотеку и всем хватило книг.

Наталья Соколенко: Если в России есть такой единый каталог и, я так понимаю, такая практика закупки книг есть во многих странах, почему в Украине этого нет?

Александр Красовицкий: В России сейчас нет единого каталога, но там есть другие технологии, позволяющие библиотекам некорупционным образом участвовать в закупке современной литературы.

Что касается Украины, то здесь, в принципе, не каждый год Министерство культуры имеет финансирование на закупку книг в библиотеке. В прошлом году, благодаря усилиям Вячеслава Кириленко, на библиотеки было направлено 9 миллионов гривен с других статей. В этом году есть 40 миллионов, правда до сих пор процедура еще не закончена и, соответственно, эти 40 миллионов не освоены. Но есть надежда, что это произойдет, и книги в этом году все-таки успеют попасть в библиотеки.

Но процедура, связанна, в том числе и с тем, что в мире библиотеки сами принимают решения о покупке книг. Чаще всего этот сводный заказ библиотек собирается соответствующим министерствами и реализуется уже вместе с издателями по оптовой цене, учитывая количество.

У нас все решения принимаются централизованным образом, определенную роль в этом играют и библиотекари, но, к сожалению, механизм очень неотлаженный, и его сложность приводит к тому, классика практически не попадает в закупку библиотек.

Наталья Соколенко: Если бы вы отвечали за закупку книг в библиотеку, какие бы три основных пункты вы реализовали?

Александр Красовицкий: У нас в стране библиотеки подчиняются местным администрациям, соответственно, должны появится нормативы, которые заставят местные администрации наполнить эти библиотеки компьютерами с Интернетом в соответствующих количествах по отношению к количеству населения. У нас сегодня ⅔ библиотек не имеют Интернета, а почти половина даже не имеет современных компьютеров.

Второй шаг — нормативы по фондам. На сегодня 70% фондов — это фонды советского времени. Физически изношенные книги уже ушли и списаны, хотя их как раз и спрашивают, а те, что остались — это в основном фонд макулатуры, книги, которые никогда не будут востребованы, потому что они морально устарели. В мире принято, что книги старше 10 лет из библиотеки уходят, их нужно списывать. Старые книги хранятся только в больших научных библиотеках. Мы тратим очень много денег на содержание старья и, таким образом, у нас нет денег на покупку новых книг.

Также должны быть нормативы пополнения библиотек новыми книгами, они есть во всей Европе. В некоторых странах — это одна книга на душу населения, а у нас всего в год издается 0,6-0,7 книг на душу населения. Соответственно, в Украине число пополнения библиотек новыми книгами на душу населения составляет 0,02 книги. Мы закупаем книг в 50-70 раз меньше на душу населения, чем европейские страны, которые не хранят макулатуру.

Количество книговыдач на душу населения у нас тоже отличается от европейских показателей. Например, по сравнению с Германией у нас разница почти в 400 раз. У нас это просто несуществующая отрасль.

Поэтому, если бы я занимался этим, то первым делом изменил бы нормативы, потом создал бы электронный каталог тех книг, которые есть в библиотеках страны, электронный единый читательский билет, который позволит читателю ходить в библиотеку не только по месту жительства, а в любом месте страны, куда он переехал, и самое главное — логистическую систему.

Уже давно никто не содержит такое количество библиотек, как у нас. У нас их больше, чем у Франции и Германии вместе взятых. Нужна современная система передача книги из библиотеки в библиотеку для читателя. Во Франции по маленьким населенным пунктам, где закрытые библиотеки, по графику ездят библиобусы и привозят все, что нужно. В Норвегии используется почта.

10 или 12 лет назад в Ровенской области провели эксперимент и слили две библиотечных системы: школьную и клубную. То есть библиотеки там работают, но их вдвое меньше. Таким образом, местные администрации экономят деньги, а люди имеют библиотеку с большими фондами, чем они были до этого.

Наталья Соколенко: Как по проекту бюджету в следующем году будет финансироваться эта отрасль?

Александр Красовицкий: По проекту бюджета наблюдается падение финансирования отрасли на 70%. Министерство культуры уже обратилось в Министерство финансов с требованием хотя бы восстановить финансирование в этой области.

Наталья Соколенко: А сколько нужно было выделить, на ваш взгляд?

Александр Красовицкий: 700 миллионов гривен.

Наталья Соколенко: Что вы сейчас, кстати, читаете?

Александр Красовицкий: Я читаю «Историю Испании в ХV-XVII веках».

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.