Слушать

Почему переселенцы вынуждены возвращаться на неподконтрольную Украину?

30 июня 2016 - 07:03 1540
Facebook Twitter Google+
Они бежали из-под обстрелов. Но теперь вынуждены из мирной Украины возвращаться на неподконтрольные территории. Почему переселенцы рискуют и есть ли у них выбор? Свою историю рассказала переселенка

В гостях волонтер Леся Литвинова и переселенка Любовь Агеева. Работают журналисты «Громадського Радио» Михаил Кукин и Елена Терещенко.

Михаил Кукин: Леся опубликовала пост в Facebook, где рассказала историю Любови Агеевой. История о том, что переселенцев вынуждают возвращаться на неподконтрольные территории?

Леся Литвинова: Я бы не стала говорить, что это спланированная акция. Но люди оказываются в ситуации, что им легче вернуться домой, где есть стены и крыша, попытаться выжить там. Здесь им сложно адаптироваться. В самом начале их принимали с распростертыми объятиями, страна была в ужасе от того, что люди голые, босые едут с детьми из-под обстрелов. Дальше интеграция была сложнее. Тут включилось государство, дремавшее первое время. И проснулось оно не в том состоянии, в каком мы бы хотели.

161 680bd-b742-48d1-8143-9ffba00d6993.jpg

Любовь Агеева и Леся Литвинова // «Громадське Радио»
Любовь Агеева и Леся Литвинова

В 2014 году переселенцам не то, что не давали выплат. Регистрация переселенцев проходила в гросбухах на вокзале. Записывали фамилии, имена. Давали маленькую бумажку, где были цифры. Когда мы звонили, чтобы узнать, что означает порядок цифр, говорили, что пишут, как удобно.

Потом регистрировали на Комарова, 7. Поменяли форму справки регистрации. Потом ввели штамп Миграционной службы. Потом отменили штамп, попытались сделать единую базу переселенцев. Выплаты появились позже. С самого начала государство не взяло на себя обязательств. Выплаты 400 и 800 гривен, на самом деле, — компенсация за коммунальные услуги. Человек должен получить жилье, а деньги на то, чтобы оплатить коммунальные услуги.

Елена Терещенко: Любовь, расскажите вашу историю.

Любовь Агеева: Мы приехали в Киев второго сентября. Сразу пошли в социальную защиту населения и оформили справку переселенца. Начали оформлять. Мы остановились на квартире. Указали адрес, где остановились. Нужно было идти в Миграционную службу. Она указала адрес регистрации нашей семьи Курнатовского 7А.

Леся Литвинова: Это была общепринятая практика и об этом знали все.

Любовь Агеева: Появилось два адреса. Проблем с ними не возникало. Полгода были выплаты. С марта они прекратились. На мой вопрос, почему нету выплат, все молчали. Изначально дело отослали в Краматорск ошибочно. Нашли документ, якобы запрос был. Но Краматорск говорит, что не было. Потом его куда-то запрятали. Мы его нашли в прошлый четверг. Оно лежало в коробочке, его никто не трогал.

За это время было две проверки без предупреждения. Последняя была без предупреждения. Пришла тетенька, позвонила в домофон. Дети были сами. Она представилась, говорит, чтобы отрывали, что будем составлять акт обследования. Дети ответили, что мама сказала не открывать. Она сказала, что оставит извещение в двери. Они сказали, что есть почтовый ящик на первом этаже. Но она поднялась и засунула в дверь. На следующий день мы договорились о встрече. Оказалось, что дети должны присутствовать при проверке. Я объяснила, что дети первого июня на мероприятиях. И она пришла раньше. Она пересчитала спальные места. Ее не интересовало, куда дети ходят в школу, в какой класс.

Елена Терещенко: Какой смысл этого обследования?

Леся Литвинова: Говорится так, что она должна прийти и убедиться, что люди проживают здесь. Она должна пересчитать спальные места, одежду, зубные щетки. Но в постановлении №637 написано, что по результатам акта обследования, комиссией будет приниматься решение о целесообразности выплат. Комиссия может решить, что семья живет неплохо, можно не платить.

Михаил Кукин: Я понимаю, что Любовь написала официальный запрос и получила официальный ответ.

Любовь Агеева: Я написала запрос, почему мне не выплачивают помощь. Я получила ответ: «Оскільки, в наданій вами довідці ВПО відсутній штамп територіального підрозділу Державної міграційної служби із зазначенням фактичного місця проживання, розглянути право на призначення щомісячної адресної допомоги немає законних підстав». Два адреса, которые поставила Миграционная служба, не совпадают. И «нема законних підстав».

Леся Литвинова: Теоретически, следующим шагом они должны заявить о том, что полгода выплачивали незаконно и потребовать возврата выплат.

Елена Терещенко: А что дальше?

Любовь Агеева: Предлагают возобновить пакет документов, поменять справку. Но сейчас штамп Миграционной службы не ставится. Без штампа уже переселенческие не один переселенец не может оформить. Лишаешься всех выплат.

Елена Терещенко: Вы решили возвращаться?

Любовь Агеева: Если совсем плохо — со страхом вернемся. Но надеемся, что прорвемся.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.