Слушать

Почему помочь детям в АТО сложнее, чем выступить на ТВ-шоу для 1,6 миллиардов

27 августа 2016 - 17:10 166
Facebook Twitter Google+
Гимнастка Надежда Васина сразу после гастролей в Китае, поехала на передовую – с благотворительной помощью для жителей Авдеевки

Спортсменка поделилась своими впечатлениями со слушателями «Громадського радио».

Татьяна Курманова: Вы известны не только как гимнастка, но и как волонтерка, которая ездит в зону АТО. Я знаю, что вы недавно побывали в Авдеевке. Расскажите о поездке.

Надежда Васина: Мы вернулись поздно ночью в воскресенье. Ездили на уик-энд в Авдеевку, если можно так сказать. Суть поездки: в очередной раз поддержать жителей: от маленьких трехмесячных деток до взрослых детей, их родителей. Там полное ощущение, что сейчас появится Спилберг, скажет: «Снято!», и на этом все закончится.

unnamed_3.jpg

Фото поездки в Авдеевку //
Фото поездки в Авдеевку

Мы приехали на первую линию фронта. Чтобы вы понимали, сепаратисты стояли меньше, чем в километре. Линя разграничения была меньше, чем 300 метров. Вы понимаете, насколько это аномально близко! При каждом выстреле окна трясутся. Люди на это не реагируют. Мы туристы. Приехали, «поахали», подарили подарки, поговорили и уехали. А они не реагируют. Более того, мне кажется, они находятся настолько близко, что все, чем в них стреляют, мне кажется, перелетает. Так близко нельзя быть.

Когда мы ехали в Старую Авдеевку, спасибо друзьям (и даже не друзьям, людям, которых я никогда не видела) мы собрали где-то 90 кг вещей. С одной стороны, это очень мало. Но с другой стороны, это был целый микроавтобус с коробками прекрасных вещей. Это мы должны были развезти. Семей очень много. Они серьезные и адекватные люди, проукраински настроены. Когда приезжают военные, они радуются. Они знают, что военные рядом, что они помогают. Благодаря военным мы узнали о том количестве людей, которые живут под огнем 24/7, без возможности зимой одеть ботинки — их просто нет. Они заматывают ноги тряпками. Это просто какой-то триллер. И это я видела своими глазами.

Когда мы приехали этим автобусом, нам надо было выгружаться, разносить все людям. Нас сопровождало пять военных, которые ушли куда-то за поворот. А мы стоим на дорожке, которая в одну сторону. Они уходят — через пять минут тишина. Мы не понимаем, что происходит. Начинается война: все летает, взрывается, свистит.

unnamed_1.jpg

Фото поездки в Авдеевку //
Фото поездки в Авдеевку

А у нас информационный ряд: ребята были тут, ушли за поворот, их не видно, там сепаратисты, началась война. В тот момент понимание того, что происходит, теряется. А рядом в домике дети сидят. И это 10-15 минут взрывов, небо сотрясается. Мы сидим на улице. В этот момент я поняла жителей: бежать некуда. Можно, конечно, но куда ты убежишь? Минут через 15-20 ребята вернулись. Они просто обследовали территорию. Когда я спросила ребят, почему мы без бронежилетов, они говорят: «Такая ситуация, что тут если стреляют, уже все. Тебя ни броник, ничего не спасет. Это реальность».

Татьяна Курманова: Как вы настроились на эту поездку?

Надежда Васина: Мне кажется, везде так. В работе, в бизнесе. Пока ты не начал что-то делать, тебе страшно. Когда ты уже попадаешь туда, нет другого выбора. А второе: когда мы сидим в Киеве, слушаем новости, страшно. Когда приезжаешь туда, видишь все воочию.

Ты в этой обстановке и как-то попускает. Военные нас охраняли, это было как в фильме. Мы приезжаем в какой-то мирный город, военные садят нас в машину, мы едем туда, куда надо. Я не успела выйти из поезда, а в поезде уже нарисовалось пять красавцев в военной форме: стройные, красивые, язык поставлен. Думаю, ничего себе. Это уже подняло настроение.

На самом деле, иногда немного страшно. Как военные говорят: начинаешь верить во все. У меня даже на стрессе началась сильная мигрень за эти два дня, было плохо, тошнило, трясло. Может, из-за увиденной картины: тебе жалко, хочешь помочь и помогаешь, но хочется помочь еще.

Татьяна Курманова: Какие сейчас нужды у жителей Авдеевки?

Надежда Васина: Сейчас начинается зима. У них, естественно, нет отопления. Рядом есть лес, но туда нельзя добраться. Там все — линия разграничения. Особо не дойдешь. Деревья, которые есть, почти все высохли. Отопить дом нельзя. Мы сейчас планируем купить бревен, чтобы переслать туда денежку и они купили.  Очень нужна обувь, ее ни у кого нет. У них пусты шкафы, все окна заклеены каким-то скотчем, тряпками затыканы, чтобы спастись. Естественно, там не до одежды. Дети чумазенькие, ползают в том, что есть, босиком. Нужно все.

Очень нужны силы. Я была с другом и девочкой из Авдеевки. Она тоже пострадавшая, но помогает еще более пострадавшим. И охраняют военные. А у нас вдвоем только по две руки сортировать 90 кг вещей. И это под обстрелами. Нужны руки, одежда, бревна. Нужно все, что сделает жизнь более-менее комфортной, когда ты знаешь, что в любой момент тебя могут убить.

unnamed_4.jpg

Фото поездки в Авдеевку //
Фото поездки в Авдеевку

Татьяна Курманова: А вы не объявляли сбор, собирали среди друзей?

Надежда Васина: Я объявляла сбор, но все устали. Никто этого не хочет. Я прихожу к каждому и говорю: «Дай мне что-то». Но с другой стороны, откликнулись люди, которых я вообще не знаю.

Татьяна Курманова: Мы говорим, что многие устали, не так жертвуют деньги. Кроме того, сейчас многие говорят, что бессмысленно проводить парад в Киеве. Как вы относитесь к этому?

Надежда Васина: Мне кажется, парад нужен. Но какой меседж мы вкладываем в этот парад? У России это так: мы мощь, мы великие. У них идет негативный посыл, жуткий. Я хочу, чтобы у нас военная техника символизировала позитив. Чтобы в парад мы привлекали людей искусства: артистов, спортсменов, детей, чтобы это символизировала всю нашу страну. День независимости — это не только танки, военная техника, агрессия.

Независимость мы получали путем внутренней силы, энергии, человеческих желаний. Главное — люди. А потом уже техника. Мне кажется, было бы хорошо, чтобы в парад, помимо марширующих ребят, привлекли больше позитива. Киевляне не хотят слушать новости про войну. Мы проводили исследование с рядом медийных ресурсов, понимаем, что они не хотят. Они хотят слушать про цветочки, позитив, о том, что прошло в кино. Но точно не про войну и про танки.

Татьяна Курманова: Вы собираетесь куда-то после Авдеевки?

Надежда Васина: Я все время собираюсь. Я не хочу больше видеть войну. Но, к сожалению, надо. Как минимум, есть друзья военные, к которым нужно приезжать и разговаривать. Я работаю, это помогает мне волонтерствовать. Сейчас надо повыступать, а потом опять выделять неделю на волонтерство.

Татьяна Курманова: Вы недавно вернулись из еще одной поездки, расскажите о ней.

Надежда Васина: Мы были в Китае. У них есть город Чанша (они называет его селом). Но в этом селе живет 7 миллионов человек. Там находится самый большой телеканал в Китае. Есть интересная программа, которая собирает всех студентов по всему миру, которые изучают китайский язык. У них был финал программы, и они решили разбавить умную передачу несколькими артистами. Выступало три человека, и я в том числе.

Это было интересно. В Китае они подходят к работе так: привлекают очень много людей к одному маленькому процессу. Сьемка моего четырехминутного гимнастического номера превратилась в десятидневные сьемки блокбастера. Аудитория отснятой программы была 1,6 миллиардов зрителей. Трансляция у них на Китай, Австралию, Америку, Канаду.

Татьяна Курманова: Сложно было работать для такой аудитории?

Надежда Васина: Ты не понимаешь, записываешь в студии. Сложно, потому что все эмоционально заведенные, хотят, как можно лучше. Мы делали 150 дублей, это все изматывает. И все по-китайски, переводчик все время пыталась нас скоординировать. Еще жара. Китайцы эмоциональные, налетают фотографироваться.

Татьяна Курманова: Где вас можно будет увидеть в скором времени?

Надежда Васина: В Киеве у нас будут проводы параолимпийцев, мы делаем программу там. Будет и «Мини Мисс», где мы тоже будем что-то делать. А также приглашаю всех в Австралию, куда я поеду. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.