Слушать

Почему украинские шахматисты выступают под флагами других стран?

20 сентября 2016 - 07:12
FacebookTwitterGoogle+
О выдающемся результате украинской сборной на Олимпиаде и о том, как поддерживает шахматный спорт госсударство — украинский шахматист, гроссмейстер Павел Эльянов

Украинские шахматисты привезли серебро со Всемирной Олимпиады, проходившей в Баку. Украинцы набрали одинаковое количество очков со сборной США, но уступили золото по дополнительным показателям.

В студии работают журналисты «Громадського Радио» Григорий Пырлик и Ирина Ромалийская.

Ирина Ромалийская: В этом году выступление можно назвать звездным: долгое время украинская сборная делила первое место со сборной США. Но в итоге на первом месте оказалась мужская сборная США, на втором — Украина, на третьем — Россия. На первом месте среди женских сборных Ќитай, на втором — Польша, Украина на третьем месте. Почему так вышло, что уступили американцам?

Павел Эльянов: Хотел бы сделать вступление. Шахматы — не олимпийский вид спорта. Олимпиада — это отдельный турнир. Это массовое мероприятия. Примерно 2 000 человек участвует в мужских и женских турнирах. Это одно из самых массовых спортивных мероприятий в мире. Резонанс достаточно большой. Несмотря на то, что это не Олимпийские игры.

Что касается нашего результата, мы сделали все, что могли. Результат в таблице выдающийся. Мы выиграли 10 матчей и один, к сожалению, проиграли. До этого никто не показывал такого высокого результата в истории шахматных олимпиад. Технически, 20 очков из 22. Раннее хватало и 19 очков. Сейчас две команды набрали по 20 и дополнительные показатели поставили нас на второе место.

Ирина Ромалийская: Что вы имеете ввиду?

Павел Эльянов:  Это достаточно сложный в математическом плане показатель. Если сравнить с футболом, в финале Чемпионата мира играют две сборные. Вместо пробития пенальти после дополнительного времени, подсчитываются очки в группе: кто и сколько мячей наколотил. С одной стороны, это выглядит немножко абсурдным: наверно, должны быть какие-то быстрые партии. Не очень спортивно определять таким образом победителя, но у нас такие традиции. Я бы сказал, что Америка — очень достойный победитель. Как могли бы быть и мы, но, к сожалению, есть небольшие нюансы. Если бы в последнем туре Эстония сыграла бы вничью в одной партии со сборной Германии, мы бы завоевали золото.

pavel-eljanov1.jpg

Павел Эльянов // 2014.ukrchess.com
Павел Эльянов

Ирина Ромалийская: Государство поощряет ваше достижение?

Павел Эльянов: У нас есть премии от государства — мы должны получить по 180 000 гривен за второе место. Относительно других команд-конкурентов, это очень невысокие премии.

У сборных России, США, Азербайджана премии намного больше.

Ирина Ромалийская: Сколько у сборной России?

Павел Эльянов: Если не ошибаюсь, за первое место — 50 000 долларов, второе — 25 000 или 30 000 доларов.

Мы в полушутку многие годы говорим: хотя бы прировняйте нас к паралимпийским видам спорта, даже некоторые предпосылки есть. Если вспомнить «Защиту Лужина» Набокова, например.

Григорий Пырлик: В какой атмосфере проходило ваше возвращение в Харьков?

Павел Эльянов: В Харькове никто не встретил. Ни один человек. В Киеве встречали неплохо. Было много каналов. Журналист Евгений Кузьменко, который имеет блог на «Цензор.нет», шахматный энтузиаст, на высоком уровне освещал олимпиаду.

Ирина Ромалийская: Вас обижает низкое внимание со стороны общественности?

Павел Эльянов: Трудно сказать. Все-таки, на обиженных воду возят. Мы принимаем это как данность, без таких энтузиастов, как Женя, в любом случае, ничего не будет. Говорят, что все государство держится на волонтерах, тут видим такую же модель.

Ирина Ромалийская: Вот лично меня это даже огорчает, хотя я никакого отношения к шахматам не имею, но это же большое достижение на международном уровне. Вы шли нос в нос, хотя заняли второе место, а не первое, обошли Россию, что в историческом контексте тоже важно для нынешней Украины, — а вот внимания так мало…

Павел Эльянов: Приятно было, что Петр Алексеевич Порошенко поздравил нас в Фейсбуке и Твиттере после победы над сборной России. Еще хотел бы отметить, что за последние 15 лет мы выиграли все возможные титулы и в женских, и в мужских шахматах. Я думаю, что ни в одном виде спорта нет таких успехов.

Ирина Ромалийская: А с чем вы связываете успех украинских сборных по шахматам на данном этапе?

Павел Эльянов: Просто выросло такое поколение — блестящее, не побоюсь этого слова. Но к сожалению, за нами никого нет, государственной поддержки явно недостаточно, чтобы воспитывать новое поколение.

Григорий Пырлик:  А насколько популярны шахматные школы?

Павел Эльянов: Они существуют, но опять-таки, с ДЮСШ ситуация печальная сейчас. Зарплата, которую выделяет государство, явно недостаточна.

Ирина Ромалийская: А как выросло такое поколение? Это ведь не просто самородки, была же какая-то система или?..

Павел Эльянов: Системы нет. Мы родились еще в Советском Союзе, где в целом была очень сильная шахматная школа. Кроме того, на местном уровне была, например, краматорская шахматная школа, продолжателем традиций которой можно считать Пономарева; Карякин, который через несколько месяцев будет сражаться за звание чемпиона мира, к сожалению, перешел под знамена России. Харьковская и львовская шахматные школы имеют долгую историю. Из представителей этих региональных школ сейчас и собрана наша команда, ну и энтузиасты на местах тоже играют огромную роль.

Ирина Ромалийская: А почему Карякин перешел под знамена России?

Павел Эльянов: Это произошло еще давно, в 2009 году; думаю, тут нет политического подтекста. Тогда ситуация в целом была не лучше, чем сейчас, или даже хуже: иногда мы сами оплачивали себе поездки на командные соревнования. Поддержки не было, а он действительно большой талант. Тогда он еще был совсем молодым и нуждался в этой поддержке, которую нашел в лице Российской Федерации, и действительно вырос за эти годы.

Ирина Ромалийская: В олимпийском спорте другие государства тоже «перекупают» чужих граждан, чтобы добиваться успеха в Олимпиаде. Насколько это распространенная практика в нынешнем украинском шахматном спорте?

Павел Эльянов: Кроме Карякина были и другие шахматисты, которые перешли в Россию, и не только. Некоторые перешли в федерацию США. Но все это происходит из-за того, что у нас поддержка недостаточна.

Григорий Пырлик: Насколько больше денег и возможностей у шахматистов в России? Вы сами рассматриваете такой вариант?

Павел Эльянов: У меня были конкретные предложения, но я решил, что хочу играть за сборную Украины. Деньги все-таки не самое главное. Не буду громко говорить, что я — «патриот Украины», но все же я — патриот своей команды, и мне всегда было приятно за нее играть. Надеюсь, сыграю за Украину еще не один раз.

У меня были конкретные предложения, но я решил, что хочу играть за сборную Украины

Григорий Пырлик: Можно ли сказать, что Вы зарабатываете с помощью шахмат? Или на шахматы приходится выделять время, свободное от основной деятельности?

Павел Эльянов: Нет, шахматами я, на самом деле, зарабатываю. Сейчас я являюсь примерно двадцатым шахматистом в мире; этого достаточно, чтобы время от времени получать приглашения на турниры, и этого хватает, чтобы содержать семью. Но с точки зрения украинских шахмат, я нахожусь на вершине, а десятому или пятнадцатому шахматисту в Украине уже непросто.

Григорий Пырлик:  Вы тренируете сменщиков — молодое поколение?

Павел Эльянов: У меня есть и тренерский опыт, но в основном я действующий шахматист, и мой основной род деятельности — это игра в шахматы. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.